Обнаружение противотанковых средств и  противодействие им

Нарастающие темпы разработки систем активной защиты для боевых машин

Р.М. Огоркевич. Detection and Obscuration Counter Anti-Armor Weapons.

Development  of  active  protection  systems for combat vehicles is slowly gathering momentum.

Jane's International Defense Review, January 2003.

Возможности систем активной защиты (подразумеваются как КАЗ, так и КОЭП) делают их все более важными, так как достижениям в области противотанковых средств нельзя противостоять лишь с помощью брони, даже в случае боевых танков, которые могут быть в большой степени защищены "специальной" или динамической защитой. Значение систем активной защиты возросло с появлением современной потребности в стратегически мобильных и, следовательно, легких боевых машинах, которые не могут иметь мощную броню, на которую можно положиться для обеспечения их живучести.

Инициатива в разработке систем активной защиты принадлежала сухопутным войскам бывшего Советского Союза, которые в декабре 1985 г. выпустили танк Т-55 с комплексом активной защиты "Дрозд", затем запустили его в производство в ограниченном количестве и приняли на вооружение. Годом раньше командование НИОКР и МТО сухопутных войск США (DARCOM) начало разработку интегрированной системы защиты машины (VIDS), но она была нацелена на создание системы управления данными для координации действия датчиков угрозы, а не на создание самой системы активной защиты, и она не привела к созданию работоспособной системы. Во время войны в Персидском заливе в 1991 г. был всплеск активности в создании передатчиков помех, тогда сухопутные войска США заказали около 2600 передатчиков помех ИК-системам AN/VLQ-6 фирме Loral (позже это фирма Lockheed Martin) и 1000 передатчиков помех ИК-системам AN/VLQ-8 фирме Sanders (в настоящее время фирма ВАЕ Systems North America). Эти передатчики помех могли составить основу системы оптико-электронного противодействия (КОЭП), но ни один из них не был установлен на боевых машинах США (в 2003 году комплексы были установлены на некоторых танках М1А1 корпуса морской пехоты США, однако опробовать их в бою не удалось т.к. пусков ПТУР по американским танкам отмечено не было). До сих пор не использовался также ни один передатчик помех на британских, германских или других западных боевых машинах, за исключением французских танков и разведывательных машин, использовавшихся в районе Персидского залива. В то время французские сухопутные войска заказали 300 передатчиков помех ИК-системам Eirel, эти передатчики продолжают использоваться на колесных бронированных разведывательных машинах AMX 10 RC, включая их последний модернизированный вариант.

Кроме французских передатчиков помех, единственными другими передатчиками помех, использовавшимися во время войны в районе Персидского залива, были по сообщениям, передатчики помех, китайского производства установленные на некоторых танках Т-72 национальной гвардии Иракской республики. В 1991 г. российские сухопутные войска начали использовать комплекс оптико-электронного противодействия "Штора-1" (ТШУ-1), который состоит из двух передатчиков помех ИК-системам. Этот комплекс был показан на выставке в 1995 г. на танке Т-80У, а затем на танке Т-90. Комплекс, подобный комплексу "Штора", под названием «Варта», был установлен на украинских танках Т-84.

Российский танк Т-80У, оснащенный комплексом оптико-электронного противодействия "Штора-1", основными элементами которого являются два передатчика помех ИК-системам, разработанные фирмой "Зенит", установленные по одному с каждой стороны ствола пушки. Не крыше башни непосредственно за пушкой установлены две головки обнаружения ИК-излучения, имеющие точность определения направления на источник ИК-излучения 3,75˚.Комплекс интегрирован в СУО танка и значительно повышает его боевые возможности.

Устройства предупреждения о лазерном облучении

В середине 1980-х годов в армиях ряда стран в системе активной защиты стали использовать бортовые приемники системы предупреждения о лазерном облучении (LWR). Среди первых машин, оснащенных ими, были некоторые танки стран бывшего Варшавского Договора, затем приемники систем предупреждения о лазерном облучении стали также частью российского комплекса "Штора". К 1988 г. приемники LWR были приняты на вооружение итальянскими сухопутными войсками не только для танка Ariete, но также для восьмиколесной боевой машины Centauro, предназначенной для борьбы с танками, и для машины VCC-80, предшественника современной БМП Dardo. Примерно в то же время приемниками LWR были оснащены вариант Mark 3 израильского танка "Меркава", японский танк "Тип 90", а также БМП "Тип 89". Лишь в 1997 г. приемники LWR ("Модель 218S"), выпускаемые фирмой Hughes Danbury (в настоящее время фирма Goodrich Corporation), были заказаны для канадской колесной разведывательной машины Сoyote (койот).

Недавно еще два танка были оснащены приемниками LWR. Одним из них является танк Рт-91, усовершенствованный польский вариант российского танка Т-72, который оснащен приемником SSC-1, произведенным в Польше фирмой РСО. Вторым является танк М-55S Словении, модернизированный танк Т-55, который оснащен приемником IRD-3A, произведенным в Словении фирмой Fotona.

Израильский танк "Меркава Мк3" на выставке "Евросатори" в прошлом году. Его комплект защиты включает три приемника системы предупреждения о лазерном облучении LWS-2. Тот, который установлен на стволе пушки впереди цапф, можно видеть выступающим над броней на передней части башни, а второй прикреплен к каркасу башни непосредственно за основанием антенны

Действующие как приборы обнаружения угрозы бортовые приемники систем предупреждения о лазерном облучении обычно объединяются с гранатометами для стрельбы дымовыми гранатами в качестве мер противодействия и с ЭВМ управления. Первоначально ожидалось, что бортовые приемники будут обнаруживать излучения лазерных дальномеров танковых пушечных систем и целеуказателей систем оружия с полуактивной лазерной системой наведения. Однако промежуток времени между поступлением импульса лазерного дальномера и прилетом снаряда танковой пушки, имеющего высокую начальную скорость, обычно слишком короткий для того, чтобы приемник  LWR успел инициировать эффективные меры противодействия. В результате, использование на танках систем активной защиты на базе бортовых приемников систем предупреждения о лазерном облучении для защиты от других танков рассматривалось с большим скептицизмом.

Системы активной защиты на базе приемников LWR потенциально значительно более эффективны против противотанковых средств, самонаводящихся на цели, подсвечиваемые лазерным целеуказателем, например, против противотанковой управляемой ракеты "Хеллфайр" США, из-за более длительного времени реагирования ПТС. Это позволяет поставить дымовую завесу для нарушения целеуказания и наведения с помощью многоспектральных (оптического спектра и спектра инфракрасного излучения) аэрозольных гранат для поглощения отраженного лазерного луча, тем самым, снижая способность боеприпаса противника самонаводиться на цель.

Наряду с использованием бортовых приемников систем предупреждения о лазерном облучении в интересах обеспечения защиты ракет или снарядов с лазерным целеуказанием применяются ложные цели для дезориентации лазерных средств противника. Для этого используется собственный лазер машины для создания ложной цели путем подсветки участка местности около машины, на который будет самонаводиться боеприпас противника, не попадая в реальную цель. Однако для отвлечения боеприпаса противника от намеченной цели лазер машины должен работать в таком же диапазоне волн и той же частоте повторения импульсов, что и лазерный целеуказатель. Боевая система будущего (FCS), которую разрабатывают сухопутные войска США, должна включать систему ложных целей для лазерных средств.

Хотя приемники LWR по обнаружению излучения лазерных дальномеров имеют ограниченные возможности, когда используются в сочетании с танковыми пушками, они могут иметь большие возможности, когда излучение поступает от дальномеров, включенных в системы противотанковых управляемых ракет (ПТУР). Примером этого является установка ATGM "Тоу" на последний вариант М2А3 БМП "Брэдли" США, который имеет дальномер для определения нахождения потенциальных целей в пределах дальности действия его ракет. Обнаружение излучений дальномера приемником LWR может дать дополнительный выигрыш во времени для развертывания средств противодействия, но полностью использовать эту возможность пока нельзя, так как системы ПТРК обычно еще не применяются совместно с лазерными дальномерами.

Обнаружение ракет, наводимых по лазерному лучу

Все более важной задачей приемников систем предупреждения о лазерном облучении, используемых в интересах защиты боевых машин от противотанковых управляемых ракет, становится обнаружение ракет, наводимых по лазерному лучу. Эти ракеты представляли собой возрастающую угрозу с начала 1980-х годов, когда советские сухопутные войска приняли на вооружение наводимую по лазерному лучу ракету 9М117 "Бастион" (американское обозначение АТ-10), а израильская фирма Israel Military Industries (IMI) показала наводимую по лазерному лучу противотанковую управляемую ракету MAPATS.

Однако большинство ранее выпущенных приемников LWR было способно обнаруживать излучения только лазерных дальномеров и лазерных целеуказателей и не обнаруживало излучений систем наведения по лазерному лучу, излучения которых относительно слабые. Фактически сигналы, излучаемые системами наведения по лазерному лучу, имеют менее 1% мощности типовых дальномеров и, чтобы обнаруживать их, приемники LWR должны иметь более высокую чувствительность, что неизбежно увеличивает их стоимость.

Приемники систем предупреждения о лазерном облучении, которые, как утверждают, уже способны обнаруживать излучения систем наведения ракет по лазерному лучу – это приемники, изготовленные фирмой Marconi Italiana для установки на машину Centauro 2. Имеются перспективный бортовой приемник предупреждения о лазерном облучении серии 1223, разработанный в Великобритании фирмой GEC-Marconi (в настоящее время фирма BAE Systems Avionics), и LWS 300, разработанный в Южной Африке фирмой Avitronics.

Для достижения максимальной эффективности приемники LWR должны точно устанавливать угол облучения. Это успешно было достигнуто в Канаде в НИИ Defence research Establishment Valcartier (DREV) разработкой прибора обнаружения лазерного облучения с высокой угловой разрешающей способностью (HARLID). Приемник LWR, основанный на принципах работы прибора обнаружения HARLID, был включен в систему MUSS (многофункциональную систему самозащиты), которую разрабатывает в Германии фирма EADS Deutschland и которая имеет угловую разрешающую способность по горизонтали ± 0,7˚ по сравнению с ± 3˚ у лучших приемников LWR и ± 22,5˚ у некоторых из предыдущих приемников.

При наличии приемника LWR с высокой разрешающей способностью и ЭВМ управления, а также соответствующих гранатометов для стрельбы дымовыми гранатами, система защиты может оказывать противодействие наводимым по лазерному лучу противотанковым управляемым ракетам путем постановки многоспектральной завесы для прерывания наведения оператором. Своевременно поставленная завеса между постом наведения и ракетой создает помеху системе наведения и предотвращает попадание ракеты в цель.

Приемник LWR с высокой разрешающей способностью может также использоваться в системе наведения управляемого противодействия лазерным средствам, которое будет фокусировать лазерный луч на прицельное приспособление ракеты противника и ослеплять его. Системы управляемого противодействия ИК-средствам (DIRCM), использующие дуговые лампы, но приспосабливаемые к лазерам, уже были разработаны для британских и американских самолетов и вертолетов. Одним из них является средство Nemesis (AN/ALQ-24V), разработанное фирмой Northrop Grumman, которая уже, по крайней мере, шесть лет назад предлагала использование своего лазерного варианта на боевых машинах в качестве управляемого противодействия ракетам (DMCM). Еще одним примером этого подхода является система, разработанная в Канаде фирмой DREV для обнаружения, определения местоположения и противодействия ракетам, наводимым по лазерному лучу, названная BRILLIANT (лазерная система захвата по изображению и сопровождения ракеты, наводимой по лучу, с целью ее нейтрализации). Кроме того, последние китайские танки "Тип 98" уже оснащены системой лазерного ослепления и повреждения приборов обнаружения.

Установка на боевых машинах систем управляемого противодействия лазерным средствам значительно увеличит стоимость боевых машин, но соображения в пользу использования этих систем подкрепляются возможным использованием их не только против ракет, наводимых по лазерному лучу, но и против ракет с тепловизионными головками самонаведения, а также против других боеприпасов с ИК-системой наведения (тепловой головкой самонаведения), которым они успешно противодействовали на испытаниях. Однако в этом случае отсутствует лазерное излучение средств нападения, следовательно, они должны обнаруживаться датчиками ультрафиолетового излучения, ИК-датчиками или радиолокационными станциями, вместо приемников LWR.

Датчики ультрафиолетового излучения

Датчики ультрафиолетового излучения уже используются на самолетах для предупреждения экипажей о приближении ракет путем обнаружения следов их ракетных двигателей. Они могут также эффективно использоваться в наземной обстановке, так как ультрафиолетовое излучение ракетных двигателей находится в так называемой области "ослепления солнцем" спектра электромагнитных волн, где нет фонового излучения и, следовательно, УФ-излучение может быть обнаружено при отсутствии мешающих отражений от земной поверхности и наземных предметов, которые служат помехой ИК-датчикам и РЛС.

Примером датчиков ультрафиолетового излучения служит система MILDS (система обнаружения пуска ракеты), первоначально разработанная в Германии фирмой МВВ (в настоящее время фирма EADS Deutschland) и производимая в настоящее время под обозначением AN/AAR-60. Она была включена в модифицированном виде P-MILDS в систему активной защиты MUSS фирмы EADS в дополнение к ее приемникам LWR для обеспечения ее пассивной системой ультрафиолетового отображения, способной обнаруживать пуски или приближение ракет с угловой разрешающей способностью ± 2,5˚.

Когда ракета обнаружена системой P-MILDS, ЭВМ управления системы MUSS может привести в действие установки для метания дымовых боеприпасов, чтобы помешать наведению ракеты оператором или переключению ракеты с ИК-головкой самонаведения на режим автоматического сопровождения, заставляя ракету промахнуться. В другом случае, когда средством нападения является ракета, управляемая путем слежения за ее трассером, как большинство современных противотанковых управляемых ракет, ЭВМ может наводить передатчик помех ИК-системам на траекторию полета ракеты и приводить его в действие. Тогда передатчик помех излучает модулированный сфокусированный луч, который создает помехи прибору сопровождения ракеты, вследствие чего ракета больше не управляется как намечено и не попадает в цель.

 Такое же сочетание прибора обнаружения, работающего по принципу поглощения ультрафиолетового излучения, с передатчиком помех ИК-системам образует часть варианта ADAS системы MUSS, который разрабатывается во Франции фирмой FADS-Matra Systems & Information. Он состоит из тех же основных компонентов, что и система MUSS, за исключением центральной ЭВМ и гранатометов для стрельбы дымовыми гранатами. Подобное сочетание прибора обнаружения, работающего по принципу поглощения ультрафиолетового излучения MILDS, с передатчиками помех ИК-системам включено также в экспериментальный комплект КВСМ (основной комплект мер противодействия), разрабатываемый с 1996 г. во Франции фирмой Giat Industries и установленный на машину АМХ 10 RC. Передатчики помех комплекта КВСМ являются такими же устройствами Zenit как устройства, используемые в российском комплексе активной защиты "Штора"; комплект включает также бортовые приемники системы предупреждения о лазерном облучении LWS-2, производимые в Израиле фирмой Amcoram для танков "Меркава".

По сравнению с их современной моделью, первоначальные экземпляры передатчиков помех ИК-системам, такие как Eirel и Zenit системы "Штора-1", не включают приборов обнаружения по принципу поглощения ультрафиолетового излучения. Следовательно, передатчики помех должны включаться вручную в ожидании ракетного удара, что приводит к излучению ими в течение значительных периодов времени, а так как они излучают на длинах волн ближней ИК-области спектра, то они могут быть обнаружены усилителями яркости изображения. Кроме того, излучение передатчиков помех Eirel и Zenit не фокусируется точно, а охватывает сектор в 20˚, что означает, что их энергия рассеивается вместо того, чтобы концентрироваться на приборе сопровождения ракеты для максимального на него воздействия.

Противоположностью в этом отношении являются ИК-ловушки, которые излучают во всех направлениях. Они могут считаться простым и недорогим аналогом передатчиков помех ИК-системам, но при использовании на машинах они обнаруживают свое местоположение. Однако ИК-ловушка включена в широкий диапазон пиротехнических средств Galix, разработанных фирмой Giat Industries в сотрудничестве с фирмой  Etienne Lacroix Defense. Получившая обозначение Galix 6 ИК-ловушка предназначена для развертывания из контейнера трубчатого типа, установленного на крыше башни танка.

В дополнение к другим выполняемым задачам датчики ультрафиолетового излучения были включены в систему активной защиты, которая демонстрировалась фирмой United Defense на гусеничной промежуточной бронированной машине. Их задачей в этом случае является обнаружение приближения реактивных противотанковых гранат ближнего действия, выстреливаемых оружием, подобным РПГ-7, и инициирование выстрела боеприпасов противодействия, которые будут перехватывать гранаты на дальности 10- 20 м от машины.

Радиолокационное сопровождение

Боеприпасы противодействия связаны с обнаружением и сопровождением средств нападения радиолокационной станцией, так как время их подлета и, следовательно, их дальность и скорость должны определяться точно, чтобы боеприпасы противодействия запускались в нужный момент для перехвата средств нападения. РЛС также необходима, независимо от того, используются боеприпасы противодействия или нет, для сопровождения неуправляемых ракет и других неуправляемых боеприпасов, пока они не обнаружены и не сопровождаются ИК-системой.

Первой системой активной защиты  с использованием РЛС и боеприпасов противодействия был российский комплекс "Дрозд". Его радиолокационные модули миллиметрового диапазона волн, которые были установлены с каждой стороны танковой башни, предназначались для обнаружения и сопровождения ракет, подлетающих к лобовой части башни со скоростью от 70 до 700 м/с. Боеприпасы противодействия комплекса "Дрозд" состояли из 107-мм ракет массой по 9 кг в двух кассетах четырех пусковых установок для охвата между ними сектора в 80˚. Какую ракету выстреливать в ракету противника, решала ЭВМ управления, ракеты были снабжены взрывателями, которые детонировали в 7 м от танка. Попадания осколков ракет вызывали неисправность подлетающих ракет и, в частности, искажение броневой защитной оболочки их кумулятивных боевых частей, так что они не формировали эффективные струи и, следовательно, теряли большую долю своей бронепробивной способности.

В начале 1990-х годов полагали, что от комплекса "Дрозд" отказались, но он снова появился в 1997 г. на танке Т-80У, а двумя годами позже было объявлено о новом варианте – "Дрозд-2".

За комплексом "Дрозд" последовал комплекс активной защиты "Арена", разработка которого была показана в 1992 г. и в котором также сочетались РЛС с боеприпасами противодействия. Его РЛС миллиметрового диапазона волн размещена на мачте на крыше башни машины, откуда она может обеспечивать круговое наблюдение, и предназначена, как и РЛС комплекса "Дрозд", для обнаружения ракет, подлетающих на скорости от 70 до 700 м/с, на дальности 50 м. Ее средства противодействия состоят из 22-26 кассет с осколками, установленных в воротнике вокруг башни, из которого они могут выстреливаться вверх под углами от 25˚ до 40˚ от вертикали и в азимутальном секторе башни 220˚. Кассеты соединены шнуром с электроразрывным соединителем с ЭВМ управления, которая решает, какую кассету запустить и когда ее детонировать, на основании данных сопровождения РЛС.

Первоначально комплекс "Арена" был показан в 1997 г. на танке Т-80У, после этого он экспонировался на машине пехоты БМП-3, а также на танке Т-90. Одним из его преимуществ по сравнению с комплексом "Дрозд" является то, что осколки его кассет разбрасываются вниз на подлетающие ракеты вместо того, чтобы проектироваться на них горизонтально, что уменьшает опасную зону вокруг машины, оснащенной этим комплексом, до радиуса 20- 30 м. С другой стороны, расчет времени детонации кассет комплекса "арена" является более критичным, чем расчет времени детонации ракет комплекса "Дрозд", траектория которых, вероятно, совпадает, по крайней мере, приблизительно, с траекторией подлетающей ракеты противника.

Одной из платформ для комплекса активной защиты "Арена" является боевая машина пехоты БМП-3, экземпляр которой показан на снимке. Он оснащен миллиметровой РЛС, установленной на кормовой части башни. Виден также воротник вокруг башни, который содержит средства поражения в виде кассет с осколками. Они выбрасываются вверх до детонации, затем их осколки направленного действия выстреливаются вниз в подлетающие ракеты

Другие системы активной защиты, сочетающие обнаружение средства нападения с помощью РЛС и сопровождение осколочными боеприпасами противодействия, разрабатываются в настоящее время в Германии и Франции. Германской системой активной защиты является система AWISS (система активной защиты на расстоянии), которая разрабатывалась фирмой Diehl Munitionssysteme с 1997 г. В своей последней модели она состоит из поисковой РЛС и РЛС сопровождения Ка-диапазона и двух установленных на опорной плите двухствольных гранатометов, которые могут поворачиваться с высокой скоростью. Радиолокационные станции сопровождения сопрягаются с гранатометами, которые размещены в нише башни танка. Горизонтальная наводка каждого гранатомета 180˚, а вертикальная – до 60˚, так что они обеспечивают вместе почти полусферическую защиту.

Реактивные гранаты системы AWISS имеют большую осколочную плиту в носовой части и ее осколки могут вызвать значительное повреждение любой ракеты, которую перехватывают эти гранаты. Это может снизить бронепробивную способность ракеты до минимума, как было продемонстрировано во время испытаний в 1999 г. на противотанковых управляемых ракетах "Милан" на испытательном полигоне в Мельдорфе. Ракеты противника перехватываются на расстоянии 20- 30 м, но их обнаружение может начинаться на дальности около 600 м, а летящие с малой скоростью противотанковые ракеты ближнего действия или гранаты могут эффективно перехватываться, когда выстреливаются на дальности лишь 70 м. Это делает систему AWISS эффективной против оружия типа РПГ-7, а также противотанковых управляемых ракет, наносящих удар по горизонтали и сверху.

Французской системой активной защиты является система SPATEM (система активной защиты от боевых частей ракет), которую разрабатывает в настоящее время фирма Giat Industries для возможного использования на танках "Леклерк". Как и система AWISS, она состоит из РЛС для обнаружения и сопровождения средства нападения и двуствольных поворачиваемых гранатометов. В ней должно быть четыре гранатомета, по одному на каждом углу башни танка, гранаты имеют осколочные цилиндрические корпуса вместо осколочных плит в носовой части. Эта система предназначена для обнаружения средств нападения на расстоянии более 50 м и для перехвата их на расстоянии не менее 5 м.

Сочетание поисковой РЛС Кв-диапазона и  РЛС сопровождения W-диапазона с ракетами, имеющими осколочные боевые части, успешно демонстрировалось против противотанковых управляемых ракет в 1997 г. фирмой TRW по программе "Система активной защиты с небольшой задержкой времени" (NTAPS) сухопутных войск США. Но эта демонстрация не привела к активной защите реальной боевой машины.

Противодействие средствам нападения кинетического действия

Осколочные гранаты и ракеты, которые представляют собой эффективные средства противодействия ракетам с кумулятивными боевыми частями, обычно являются неэффективными против снарядов кинетического действия с высокой начальной скоростью. В частности, они неэффективны против удлиненных сердечников снарядов APFSDS (бронебойных оперенных с отделяющимися ведущими частями), которые требуют других средств противодействия.

Одной из мер противодействия, которая рассматривалась, является выстреливание фугасных гранат в подлетающие удлиненные сердечники и использование их взрыва для наклонения сердечников так, чтобы они попадали в цель отклоненными. В этом случае кинетическая энергия сердечников больше не концентрируется в месте удара и их бронепробиваемость значительно снижается, хотя машины-цели все же должны быть достаточно прочными для поглощения энергии сердечников.

Такое использование фугасных гранат против подкалиберных снарядов с удлиненными сердечниками было предложено для варианта системы AWISS фирмы Diehl, в котором комплекты гранатометов должны были крепиться к передней части корпуса танка для улучшения его защиты от фронтальных ударов снарядами кинетического действия. Использование фугасных боевых частей для вызывания отклонения удлиненных сердечников также было предметом контракта, заключенного в 1999 г. сухопутными войсками США с центром исследований и испытаний энергетических материалов (EMRTC) в качестве части программы по системе полноспектральной активной защиты. В то же время фирма Chang Industry получила контракт от сухопутных войск США на испытание радиальной кумулятивной системы в качестве средства разбивания удлиненных сердечников. Фирма TRW также получила контракт на исследование возможности расширения способностей того, что было разработано по программе NTAPS для противодействия снарядам APFSDS. Контракт включает, среди прочего, увеличение дальности действия РЛС и увеличение скорости определения с помощью РЛС дальности до цели, а также добавление к РЛС датчиков, выявляющих цели по характерным признакам, и ИК-приборов сопровождения.

Совершенно другого метода противодействия снарядам с удлиненными сердечниками придерживался некоторое время франко-германский научно-исследова-тельский институт Сент-Луиса. Он предполагал использование плит с электромагнитным ускорением, выпускаемых для столкновения с подлетающими сердечниками, чтобы разрушить или, по крайней мере, вызвать их отклонение, что будет снижать их бронепробивную способность. Однако электромагнитные пусковые установки должны сопрягаться с соответствующими приборами обнаружения средств нападения для создания системы активной защиты.

Средства задымления

Дымовые гранаты остаются самой распространенной формой противодействия. Чтобы быть эффективными против широкого диапазона угроз, нужно было значительно усовершенствовать их первоначальную, но все еще самую распространенную форму, которая способна создавать лишь задымление в видимом диапазоне волн. Результатом этого усовершенствования являются многоспектральные гранаты, которые обеспечивают маскировку в ИК-диапазоне, а также в видимом диапазоне. Ярким примером является граната Galix 13, которая эффективно действует на длинах волн от 0,35 мкм до 14 мкм.

Маскировка в ИК-диапазоне обеспечивается двумя разными типами составов дымовых гранат. Один из них создает завесу из горячих частиц, которые сами осуществляют ИК-излучение. Другой тип состава создает облако, которое действует при сочетании поглощения, рассеяния и отражения. Чтобы соответствовать ИК-диапазону, его частицы больше, чем частицы составов видимой дымовой завесы, и они состоят обычно из латунных хлопьев. Включение стекловолокна с алюминиевым покрытием может расширить спектральный диапазон составов дымовых гранат до диапазона РЛС, если волокна разрезаны на отрезки длиной, которая соответствует частоте РЛС противника. Однако некоторые составы, которые использовались ранее, являются неприемлемыми в отношении токсикологии или обстановки, поэтому последние разработки включают использование способных к биологическому разложению волокон и графитовых частиц вместо металлических порошков.

Последний тип многоспектральной дымовой гранаты иллюстрируется гранатой MASKE, разработанной фирмами RUAG Munition (прежде фирма Swiss Munition Enterprise) и Buck Neue Technologien (в настоящее время часть фирмы Rheinmetall De Tec). Граната MASKE имеет снаряжение, состоящее из двух частей: модуля быстрого действия, который за 1 с создает излучающую тепло завесу из горящего красного фосфора, а также густого белого дыма, и маскировочного модуля, который создает маскирующую дымовую завесу в видимой и ИК-областях спектра, содержащую графитовые частицы. Интенсивное излучение, создаваемое вспышкой модуля быстрого действия, может подавлять излучения тепловизионных прицелов и головки самонаведения, а также может дезориентировать трассерные приборы сопровождения систем наведения ракет, а маскирующая дымовая завеса может поглощать лучи лазерных целеуказателей. В то же время состав модулей гранаты MASKE не имеет показаний по токсичности.

Дымовые гранаты обычно предназначены для разрыва в воздухе на высоте от 16 до 33 футов (4,877- 10,058 м) над местностью на дальности от 25 до 45 м вместо разрыва на местности, как это было первоначально, в воздухе подрыв позволяет быстрее образовать дымовую завесу на линии прицеливания или на траектории полета боеприпасов противника. Они могли бы создавать дымовую завесу быстрее, если бы выстреливались по отлогой траектории, вместо того, чтобы выстреливаться, как это делается, по более постепенной, подобной минометной траектории, из пусковых труб, обычно устанавливаемых с возвышением примерно 45˚.

Так как пусковые установки обычно крепятся на бортах башен боевых машин, они фиксируются по азимуту и по вертикали. Следовательно, они могут наводиться на средство нападения лишь посредством поворота башни, что не является достаточно быстрым и тактически приемлемым и, в лучшем случае, наведение может осуществляться лишь ориентировочно с помощью ЭВМ управления системы активной защиты, выбирающей ближний комплект пусковых труб. Но это возможно лишь тогда, когда средство нападения находится в пределах азимутального сектора башни примерно в 110˚ или 120˚.

Чтобы выстреливать дымовые гранаты быстро и точно в направлении средства нападения, откуда бы оно не подлетало, требуется использование быстро поворачиваемых гранатометов, инициатором которых была фирма IMI со своей системой POMALS (пусковая система залпового огня на опорном устройстве). Если бы дымовые гранаты были реактивными, подобного результата можно было бы достигнуть, выстреливая их из таких же гранатометов, как гранатометы для осколочных гранат систем активной защиты AWISS и SPATEM, за исключением более крупного калибра этих гранат, или выстреливая их из гранатометов для дымовых гранат калибра от 66-мм гранат Великобритании и США до 80-мм французских и 81-мм российских гранат.

Остающейся проблемой применения дымовых гранат является малое количество гранатометов для одиночных выстрелов, устанавливаемых на боевых машинах, обычно не более 12-16, и тот факт, что гранатометы могут перезаряжаться только вручную снаружи. Единственная альтернатива этому появилась в виде гранатомета Reactor, разработанного в Великобритании фирмой Helio (в настоящее время это часть фирмы Thales), который может перезаряжаться из машины, а также является вращающимся. Гранатомет Reactor состоит из горизонтально поворачивающегося комплекта из четырех пусковых труб, которые могут вращаться для перезаряжания, и устанавливается на  поворотном круге, который может быть размещен на крыше башни танка.

Маскировка с применением водяной пыли

В перспективе альтернативой многоспектральной дымовой завесе является применение искусственной многоспектральной водяной пыли (MW), разработанной в Швеции военным научно-исследовательским учреждением FOA. Водяная пыль (MW) образуется вокруг машины за счет создания водяного давления в системе трубок, соединяющих ряд специально изготовленных насадок, через которые распыляется вода.

Брызги состоят из капель, больших, чем капли природного тумана, и это делает водяные капли MW эффективным средством, не только затрудняющим ведение наблюдения в видимой и ИК-областях спектра, но и оказывающим некоторое воздействие на миллиметровую РЛС на частоте 94 ГГц.

Система, создающая водяные кали MW, была установлена и успешно демонстрировалась на опытной боевой машине CV90120, созданной фирмой Hägglunds. Чтобы свести до минимума расход воды, перевозимой машиной, количество которой неизбежно ограничено, система трубок поделена на секции. Они вводятся в действие в соответствующий момент в зависимости от направления приближения средства нападения, а полная маскировка может быть достигнута за 2 с.