Подключение к работам предприятий Минрадиопрома

 

2.04.82. Шомин и я ездили в Москву в ЦНИИ РЭС, были Захаров, Анищенко, Борисюк, Исаков, Ефимов. Суслов устроил нам  шикарный прием с фуршетом и армянским коньяком. Его заместитель Реутов докладывал по разрабатываемой ими системе. Оказывается, этот институт сам ничего не делает, а работает на уровне концепций. О нашем изделии они имеют очень слабое представление. Предложили  какой-то идеальный радиоэлектронный комплекс, обслуживающий все системы, который практически нереально реализовать в танке. Они создали  у себя отдел по нашей тематике и хотят работать напрямую с нами.

Полезно, что у них есть хорошие программисты и системотехники. Подписали протокол, в котором оговорили, что необходимо оформить решение двух Министров о проведении совместной работы.

Поговорил с Ефимовым, он начал работать по СМ-4 и предложил свои услуги.  На это я ничего не ответил, но возможно, мы их используем в этом направлении.

6.04.82. По приезду Шомин собрал своих заместителей, пригласил и меня. Сказал, что поездка очень удачная, необходимо готовить встречу с представителями Суслова и попытаться втянуть их в работы по всему комплексу, а через них и другие фирмы Минрадиопрома. Вызвал Афонского и сказал ему, чтобы он работал на нас.

На следующий день Шомин дал указание Морозову подготовить предложения по организации двух отделов в КБ и опытной базе. Подготовил такие предложения, согласовал со всеми заместителями и отдал Морозову, но он начал это дело тормозить, опять началось болото.

15.04.82. Шомин опять собрал всех заместителей и меня. Он всем напомнил, что придает большое значение встрече с людьми Суслова. При этом подчеркнул, что грош цена ему и его заместителям, если он не сделает в этой работе нас головными, чтобы потом все шли к нам. (Впоследствии это подтвердилось!)

16—17.04.82. От ЦНИИ РЭС приехали Шапошников и Егоров, были Яценюкк, Ефимов и Таиров. Я обрисовал задачи, решаемые комплексом управления. Шапошников рассказал, что они на основе РЛС строят комплекс управления, при этом используют отдельные элементы из различных комплексов и систем. После обмена мнениями они согласились, что необходимо делать весь комплекс в целом. Взяли на проработку месяц, чтобы оценить, смогут  они сделать весь комплекс или нет.

При обсуждении у них все разговоры сводятся к радиолокатору, в области БЦВМ они не специалисты, обещали все это узнать и потом сообщать нам.

Доложил Шомину. Он сказал, что протокол пусть идет без его подписи, он подпишет только сопроводительное письмо. Представители ЦНИИ РЭС заинтересовались работой, но что из этого получится, пока не понятно.

Поговорил с Яценюком и Ефимовым. В итоге убедил их, что сначала необходимо отработать комплекс на стендах, а потом делать аппаратуру. Договорились с Ефимовым встретиться в Москве и поехать в НИИ систем, чтобы узнать, какое оборудование СМ-4 нам необходимо.

20—21.04.82. По вызову у нас была бригада специалистов из ВНИИ Сигнал по системе взаимодействия. По их мнению, на каждую десятую машину необходима установка гирокурсоуказателя и гирокомпаса, на остальные достаточно только гирокурсоуказателя.

С нашими идеями согласны, договорились, что мы им направим ТЗ, потом будем решать и определять порядок работ. К сожалению, приехали специалисты по АСУ и нет никого  по навигации, они знают проблему, по-моему, меньше нас. Необходимо выходить напрямую по разработчиков навигационной аппаратуры.

23.04.82. Пригласили ЦКБ КМЗ и ВНИИТМ на согласование ТЗ на прицельный комплекс, приехали Пыркин, Коконцев, Добисов.

ЦКБ КМЗ ничего не сделало и не собирается делать. Коконцев прорабатывает свой вариант двухголового прибора. Добисов меня поддерживает. Пыркин заявил, что этот комплекс был задан нами для двух вариантов танка, поэтому необходимо убрать из ТЗ состав и они сделают свой комплекс. Оказывается, Ковалюх был у них два дня назад и одобрил предложенный ими вариант. Все идет к тому, что позиция Ковалюха приведет к полному развалу работ по прицельному комплексу. Коробейников зашел к Шомину, но так как Ковалюха не было, то Шомин сказал, чтобы все уезжали, а мы сами разберемся и потом сообщим.

В разговоре Морозов сказал, что он не верит, что это новый танк появится.

24.04.82. Шомин вызвал меня и сказал, чтобы я ехал в Челябинск, начал с ними работать и оценил, что они могут.

26—29.04.82. Был в Челябинске, встречался со всеми и обсуждал, что будем делать дальше. Попросил их рассказать технологию работ, стало понятно, что у них нет четкого представления, как создавать систему. Я изложил нашу технологию, они против ничего не имеют, но попросили еще месяц, чтобы разобраться в ней.

Ознакомился с ТИУС, который они сделали для ЛКЗ. Показали изготовленную аппаратуру, которая никогда не работала и вряд ли когда заработает, об этом я им и сказал.

Беседовал с Майоровой и сказал, что в качестве разработчиков системы я их не вижу. Она согласилась, но они пока работают по корпусу, а по башне все возьмут у МИЭТ. Я предложил работать по стендам, она согласилась. Обучать их по системам башни я отказался.

Беседовал с Борисюком. В отличие от всех, он считает, что они сделают всю систему. На это я ответил, что в их условиях, по моему мнению, это невозможно и  что буду отстаивать свою точку зрения.

По приезду обо всем доложил Шомину. Он внимательно все выслушал, потом неожиданно поздравил меня с праздником и на этом разговор закончился.

3.05.82. Шомин пригласил Морозова, Ковалюха, Коробейникова, Баисова, Руденко и меня выяснять отношения по СУО. Коробейников изложил нашу точку зрения. Ковалюх начал излагать свои идеи и сразу стало понятно, что он ведет в тупик. Шомин сказал ему, что предлагаемый им путь  ведет не туда. Ковалюх начал утверждать, что комплекс надо отдать на откуп КМЗ КМЗ. На это Шомин резко ответил, что ЦКБ КМЗ не тот, кому это можно отдавать.

После обмена мнениями Шомин сказал, что подготовленное письмо вряд ли решит проблему. Тогда я предложил, что надо иметь утвержденное ХКБМ, ЦКБ КМЗ и ВНИИТМ техническое задание и тогда работа пойдет. Шомин принял это и сказал, чтобы мы завтра получили телеграмму от ВНИИТМ о согласовании и дальше он знает что делать.

Шомин понял главное и решил довести этот вопрос до конца! Завтра он едет в Москву и там, видно, поднимет этот вопрос. Ковалюх был морально убит и вышел от Шомина в подавленном состоянии.

4—5.05.82. Приехал Павлов из Института кибернетики с бригадой специалистов. Предложил разработать единый подход к созданию комплекса управления, но их подход был совершенно непонятен и я перебросил их на работы по АСУ стендового корпуса. Если у них будут предложения по машине, то мы только в конце года будем стыковаться с ними еще раз.

12—14.05.82. Приехала к нам бригада из ЦНИИ РЭС Шапошников, Егоров, Матвеев и от ЛНИРТИ Обуханич. Рассматривали перечень задач, возлагаемых на комплекс управления. По результатам рассмотрения Обуханич  согласился взять комплекс  в полном объеме. Он разобрался в наших задачах и понял, что они могут их решить. По его словам у них хороший задел по БЦВМ и по радионавигации. Он четко представляет технологию работ по системе и БЦВМ они занимаются уже 13 лет. Между ним и представителями ЦНИИ РЭС чувствуется разница - он понимает решаемые комплексом  задачи и более практичен. Приятный человек - что думает, то и говорит, улавливает суть проблемы - редкое качество.

Словиковский, Ковалюк, Коробейников и я были у Шомина. Он поддержал мое предложение мысль о назначении ЛНИРТИ головным по комплексу и подчеркнул, что упускать их нельзя. На мой вопрос, как быть с СКБ Ротор, он ответил, что мы сделаем его головным по комплексу в нашем Министерстве.

19—20.05.82. По вызову был в Министерстве на совещании по датчикам. Состояние дел очень плачевное и нет никаких перспектив, ЦКБ КМЗ никто не трогает и  они продолжают ничего не делать. Баринов подсказал, что Корницкий будет проводить коллегию Министерства по СУО и предложил мне там поприсутствовать. На коллегии были все первые лица и по докладам получалось, что все отлично и никаких проблем нет. Корницкий все пытался обвинить наше КБ в отсутствии конкретных требований к прицельному комплексу и отмечал нормальную работу прибористов, которые делают все что от них требуют.

Некрасов доложил, что с нами  по схеме комплекса под Тополь все согласовано. Я набрался наглости, встал и сказал, что с нами ничего не согласовано и мы зашли в тупик. Некрасов стал доказывать о согласовании с нами всех принципиальных вопросов, но у него нет общего ТЗ на СУО. Я начал с ним препираться и Корницкий в итоге все это прекратил, вопрос  согласования в итоге остался открытым.

Затем Корницкий начал доказывать, что мы не решим вопрос по комплексу управления и что МИЭТ ничего нам не сделает и необходим доклад Шомина по этому вопросу.

29.05.82. Шомин вернулся с коллегии Министерства, никому ничего не сказал о рассматриваемых на ней вопросах и сразу ушел в отпуск, Ковалюха на коллегию не пустили.

По приезду Ковалюх вызвал меня и с яростью накинулся на меня, что я превышаю свои полномочия и отстаиваю одно, а он другое. На все обвинения мне пришлось ответить, что я отстаиваю не только свои взгляды, а и позицию Шомина и буду продолжать ее отстаивать. В итоге разговор закончился ничем и  Ковалюх не добился от меня  поддержки его идей по прицельному комплексу.

2—4.06.82. Проведено совещание в  ЦНИИ РЭС, присутствовали ЛНИРТИ, СКБ Ротор и я. Составили план-график на работы по комплексу, решили делать макеты и в октябре определиться  с их обликом. Настроение у всех боевое е желание работать, но наверх никто не выходил и неизвестно, чем все закончится. В гостинице беседовал с Атамановым, он оставил хорошее впечатление, стоит за упрощение комплекса, против РЛК и предлагает искать упрощенные варианты. У него есть хорошие идеи по управляемому вооружению, приглашал приехать и все посмотреть во Львове.

07.06.82. Доложил о поездке  в ЦНИИ РЭС Ковалюху, он выслушал меня и решил послать в Министерство по оформлению приказа.

10—11.06.82.  В Министерстве с Шибаевым правили план-график и перечень привлекаемых организаций. Я вписал работы с Минрадиопромом по второму варианту комплекса управления, СКБ Ротор - только по варианту ТИУС корпуса.

Конкретно с Шибаевым мы ничего не сделали и он послал вызов в Министерство на меня и Климко для согласования приказов, но что-то не верится, что мы к этому приступим.

Встречался с Шапошниковым, они никуда не выходили и материалы не отправили. Он попросил, чтобы мы отправили телеграмму Никольскому с просьбой ускорить рассмотрение материалов рабочей группы, но Шибаев отказался готовить такую телеграмму.

16—18.06.82. Я и Климко были в Министерстве, перепечатывали все документы, они от нас пришли в очень сыром виде. Шибаев начал шевелиться и дело пошло. Были в управлении по трудовым ресурсам. Шибаев вписал в приказ для работ по ТИУС  увеличить трудовые ресурсы СКБ Ротор на 350 человек, я пытался отговорить его, но он настоял.

В управлении почитали приказы и сказали, что столько людей мы вряд ли получим и они выйдут со своими предложениями. По всей видимости КБ все-таки получит  усиление по трудовым ресурсам.

Был в ЦНИИ РЭС, они наверх еще не выходили, направили В Минрадиопром плакат по комплексу управления и хотят взять на себя больше, чем мы им записали. Но все это на уровне Шапошникова, а как наверху посмотрят на это, неизвестно, хотя он считает, что там будет все нормально.

23.06.82. Был по вызову в Кремле в ВПК у Костенко  вместе с людьми из ХКБД по диагностике двигателя в местах эксплуатации. Мы приехали совершенно неподготовленными, представитель ХКБД доложил очень неудачно. Я начал рассказывать за ТИУС, но Костенко это не очень интересовало. Он спросил, что у нас конкретно сделано по этому вопросу. У нас ничего не было. Я поднял вопрос о датчиках входной информации, но он подчеркнул, что мы должны решать это сами.

Костенко подчеркнул, что наше КБ всегда было впереди и он надеется, что мы многое можем. Привел пример, когда нам пришлось самим разработать  магнит поворота башни и запустить производства в Харькове. Подчеркивал, что надо надеяться на свои силы.

В итоге сказал, что он будет настаивать на решении ВПК по созданию диагностической аппаратуры для нашего двигателя.

Заходил в Министерство к Шибаеву и узнал, что Агапонов перекроил план-график по СКБ Ротор. Пригласили Агапонова, тот заявил, что  систему электроснабжения и пуско-регулирующую аппаратуру  СКБ Ротор не имеет права делать, это прерогатива НИИД, иначе их производство перейдет на завод Электромашина в Челябинск. Впечатление такое, что он специально вредит работе. Азарт у Шибаева упал, управление по трудовым ресурсам дало замечание, что необходимо представить расчеты по трудовым ресурсам и только потом принимать решение о количестве дополнительных работников.

01.07.82. Ситуация с директивными  документами обратно резко ухудшилась. В Министерстве был Ковалюх и встречался с Анищенко, тот отнесся к Бунтарю довольно пассивно и обещал ускорить оформление документов, но по тону Ковалюха я понял, что он вряд ли это сделает.

Передал в Министерство расчет по трудовым ресурсам и все мои предложения  там учтены. Шварц пытается передать на мое направление работы по АСУ стендового корпуса.

6—9.06.82. Я, Неботов и Хандога были в ЛНИРТИ. Нам показали все работы, которые для нас может проводить институт. По БЦВМ у них занимается отдельный отдел, система команд своя, машину делают под конкретную задачу, унификацией не занимаются, хотя такое желание у них есть. По разговорам им поручено заниматься и Электроникой-81Б, но потом оказалось что это блеф.

По РЛК беседовали с Зубковым и он показал свои работы. Сделано очень много за такой короткий срок, но объемы страшные и уменьшить их невозможно и я сказал, что такое вряд ли нам может подойти.

Атаманов предложил новую идею РЛК и лазерного дальномера на СО2. Очень просто и эффективно, но есть принципиальные нерешенные вопросы. Неботов  заявил, что идея очень сырая и он сомневается в ее реализации.

Показали работы по системе навигации с малыми объемами, она может подойти и для нас. В конце я встречался с директором института Явичем, он поддерживает  работу с нами, также поддерживает ее Львовский обком и ЦК КПУ. Он предложил оформить по этой теме Постановление ЦК КПСС, пригласил приехать Шомина, и согласен начать работу не ожидая директивных документов.

Впечатление о фирме осталось хорошее, люди много работают, просты и ничего не темнят. Если они начнут работать на нас, то здесь может что-то и получиться.

15—17.07.82. У нас был Финогенов. Он смотрел завод и нашу опытную базу. В КБ к нам так и не пришел, Ковалюх готовил доклад, но он не потребовался. Министр уделил очень много внимания организации производства турбины и ленинградской машины на нашем заводе. Шомин удалось донести до него, что нам необходимо по перспективному танку. Финогенов на его просьбу об увеличении численности  КБ на 170 человек пока на словах поручил Щукину (главк по трудовым ресурсам) разобраться и решить вопрос положительно. Это уже что-то значит.

26.07.82. Вышел на работу Шомин и мы получили из Министерства письмо о мероприятиях по результатам поездки Финогенова. Один из пунктов мероприятий был по усилению КБ и рукой Министра дописано - в части радиоэлектроники. Он почему-то выделил этот как главное. Морозов поручил мне и Браткевичу готовить предложения по организации новых подразделений и их структуру. Шомин дал указание готовить не только подразделения, но и службы их обслуживающие, участки и лаборатории.

5—7.08.82. Был в Министерстве по оформлению директивных документов, там был и Шомин по другим вопросам. Наши предложения по усилению КБ опоздали, уже несколько дней бригада с завода готовит приказ по поручениям Министра и Шомин приказал мне попытаться включить туда все что можно, но попал только стендовый корпус и молодые специалисты. Когда я ему доложил об этом он решил, что остальное будем оформлять отдельным приказом.

Дела наши по новому танку плохи, видно по поручению Министра мы ничего не получим и в Министерстве до нас нет никого дела.

С Кочергиным мы переделывали решение ВПК, он начал все пересматривать и он решил, что документы он сам подготовит и потом пригласит нас.

Написали письмо в Минэлектронпром повторно привлечь их к нашим работам, так как уже получили их отказ.

По возвращению Шомин провел совещание, на котором сказал, что в этом году разрешили принять в КБ 50 человек и необходимо набирать людей, но не отметил, что это по моему направлению.

20.08.82.  К нам приехал Захаров с Кочергиным, ему докладывали по нашим работам по Тополю. Он остался очень доволен и пообещал, что поможет разгрузить нас. Ковалюх все представил в розовом свете, что далеко от реального состояния дел и конкретно Захаров вряд ли примет какие-то меры.

23.08.82. Был в ВПК у Николаенко. Он пригласил меня по НИИ Дельта и попросил рассказать задачи комплекса управления и какие проблемы у нас стоят. Я в течение двух часов все ему рассказывал, он сам нарисовал схему комплекса и в итоге сказал, что теперь ему все ясно.

Давно я не видел, чтобы человек так интересовался комплексом и пытался понять решаемые им задачи и что необходимо сделать для его реализации. В итоге он сказал, что подготовит письмо  в Минэлектронпром о подключении НИИ Дельта.

 

21.08.82. Был у Кочергина и по его просьбе план-график полностью переделал, сократил в два раза и разбил по Министерствам. Кочергин посмотрел и сказал, что все равно не знает, что с ним делать.

04.09.82. В Министерстве был Ковалюх и ездил с планом-графиком в ВПК к Николаенко. Тот посмотрел его и дал замечания, по которым план-график решили вернуть в КБ  на доработку.

14—19.09.82. По директивным документам был в Министерстве. Оттуда направили в Зеленоград в НПО Научный центр, встречался  с главным инженером центра и Ананяном по участию в  наших работах НИИ Дельта. Руководство Научного центра категорически против участия НИИ Дельта, Ананян сидел и молчал. Потом он рассказал мне, что работать он хочет и может, но ему не дают. Главный инженер в беседе подчеркнул, что они делают оптическую ЭВМ и все остальные работы мешают им и в итоге предложил нам использовать только оптоэлектронный канал.

Был в ЦНИИ РЭС, Шапошников обратно документы не отправил, они готовят письмо, в котором берут на себя только РЛК и в принципе с нашими работами согласны.

Подошел Обуханич и сообщил, что они с Явичем были у Никольского, тот работы одобрил и в октябре на НТС Минрадиопрома они будут рассматривать этот вопрос. Обуханич зашел к Суслову и добился, чтобы в письме дописали, что вопрос совместных работ с нами необходимо решить в октябре.

В Министерстве с Кочергиным и Агапоновым  начали просматривать  документы по согласованию поставки нам комплектующих и оборудования. Выяснилось, что все мы можем получить и без приказа Министра, если срочно подадим заявки. По поставке СМ-4 нам необходимо срочно согласовать технические обоснования по ее применению.

28.09.82. Хандога был в ВНИИТМ и у Калашникова увидел перевод статьи из американского журнала. Оказывается, они в 1976 начали создавать ТИУС для танка М1 !!! В 1982 они должны уже выйти на испытания, полная неожиданность! Оказывается, практически одновременно с нами они уже работают в этом направлении и нам необходимо форсировать свои работы.

16.10.82. К нам приехали Захаров, Анищенко, Бочков, Антоневич рассматривать состояние работ по Бунтарю, присутствовали Лычагин и Пивоваров. Перед началом Кочергин уговаривал нас докладывать, что у нас все хорошо. Но Ковалюх в  докладе говорил  о реальном состоянии работ по машине.  По комплексу управления я очень подробно доложил решаемые задачи и стоящие перед нами проблемы. Захаров приказал организовать ряд совещаний в ЦНИИ РЭС и решить все вопросы. На мое замечание, что это необходимо решать на уровне двух заместителей министров, он сказал, что сначала надо пройти все на низах.

В процессе обсуждения Антонович (Кубинка) настаивал на необходимости создания семейства машин, а Лычагин отметил, что он отдыхал  вместе с Явичем и тот хочет работать с нами.

В конце выступил Захаров и подчеркнул, что машина пользуется поддержеой, обстановка очень серьезная и надо спешить. Сроки необходимо сдвинуть в сторону ужесточения. Он также отметил,  что мы очень серьезно отстаем и мало уделяем этой теме внимания. Шомин в своем выступлении настаивал, чтобы с Нового года по опытной базе мы занимались только Бунтарем.

Бочков подчеркнул, что необходимо уточнить ТТЗ на машину, так как мы уже перевыполняем его, но все этому воспротивились. Непонятно, будет польза от этого совещания или нет, Захаров говорит красивые слова, но делает пока очень мало.

18.10.82. Позвонил Кочергин и сказал, что мне необходимо срочно выезжать на совещание по ТИУС.

Сначала беседовал с Агапоновым (оказывается, он был против моего приезда) и Калашниковым и убедил их в нашем подходе по созданию ТИУС.

Потом беседовал с Потемкиным, он уперся и настаивал на головной роли СКБ Ротор  по всему комплексу и мои доводы на него не подействовали.

Для принятия решения все собрались у Анищенко, присутствовал также Борисюк и Морозов, который  сидел и молчал.

Я рассказал два варианта построения ТИУС – СКБ Ротор с МИЭТ и Минрадиопром. На удивление, Анищенко меня поддержал. Все навалились на меня, что я не поддерживаю Борисюка. В итоге записали, что по нашему варианту Агапонову оформить приказ Министра, в котором СКБ Ротор головной по всему ТИУС и МИЭТ работает в его подчинении.

Кочергин пошел к Захарову подписывать поручение по его поездке к нам. Захаров подписал только первую часть, где нам все поручается, а вторую часть, где нам все дать, не подписал. Когда рассматривал приложение по поставкам нам ЭВМ, то накричал на Кочергина и тот вызвал меня. Захаров спросил, зачем столько ЭВМ. Я не смог вразумительно объяснить и он пообещал разобраться в этом и возмутился, что его пытаются надувать.

Чувствуется, что по своей директорской привычке требовать с нас он будет сполна, а вот помощи мы вряд ли от него получим.

21.10.82. Позвонил Атаманов и сказал, что у них был их начальник главка и настаивал, чтобы Явич на  предстоящем НТС  Минрадиопрома выступил за комплекс без ТИУС.

Это сообщение из ряда вон выходящее, мы можем в очередной раз потерпеть фиаско.

26—30.10.82. Был в Москве в ЦНИИ РЭС, от ЛНИРТИ приехали Обуханич и Плетфер (локаторщик). При обсуждении Обуханич больше молчал, Плетфер настаивал только на комплексе управления огнем. На удивление очень упертый человек, работать с ним будет очень трудно. Минрадиопром против работ по всему комплексу, главк запретил Явичу заниматься им.

Был у Кочергина, он сказал, что достигнута договоренность между Захаровым и Никольским о совещании. Это совещание должно было пройти до праздника, на нем должен решиться вопрос организации работ.

В пятницу неожиданно этот вопрос в ЦНИИ РЭС слушал начальник главка Минрадиопрома,  о работах докладывали Реутов и Суслов.

Потом я разговаривал с Шапошниковым, он рассказал, что главк в целом одобрил работу, но против управления движением, конкретных шагов по организации работ принято не было.

29.10.82. В Министерстве  у Захарова было совещание по варианту ТИУС, разрабатываемому нашим Министерством. Присутствовали Борисюк, Калашников, Бархоткин, ЦКБ КМЗ, Кутузов, Чуфистов, Анищенко и я.

Перед этим Агапонов и Калашников подготовили проект приказа, по которому Борисюк головной по комплексу, убрано даже было понятие ТИУС! После бурных обсуждений они со мной не согласились и пошли к Анищенко. Когда Агапонов начал докладывать, Анищенко на удивление сказал, что он ничего в этом не понимает. Агапонов начал настаивать на своем, Анищенко его посадил и дал мне возможность изложить мою точку зрения. После моего выступления он сказал, что как и должно быть - мы головные по комплексу управления, СКБ Ротор - по ТИУС,  МИЭТ - по ТИУС башни.

Это был один из самых моих удачных дней - всем пришлось согласиться со всеми моими предложениями. Агапонова с компанией избили и, по всей видимости, отстранят от этих работ.

Захаров также все поддержал и сказал, чтобы в течение недели приказ должен быть подписан у Министра.

10—12.11.82. К нам приехали Костенко, Анищенко и Кочергин, рассматривали организационные документы по Бунтарю.

Когда сидели у Шомина, вдруг сообщили, что умер Брежнев. Как-то подействовало на всех, в КБ все были насторожены.

Рассмотрели проект решения ВПК и план-график работ. Резко сократили Министерства, Костенко во всем поддержал нас и обещал оказать содействие, теперь документы, по всей видимости, будут оформлены.

Шомину позвонил Явич и приглашал к себе, так как  к нему приезжает Петров. Но в связи со смертью Брежнева ничего не состоялось.

Шомин обещал Анищенко, что за неделю оформит приказ по новым подразделениям.

18.11.82. Шомин собрал у себя Морозова, Ковалюха, Мирошниченко и меня по организации новых подразделений. В отделе перспективного проектирования организуется ведущий сектор по Тополю и в каждом отделе сектор по новому проектированию.

Самое неожиданное - все электрические отделы распускаются и на их базе создаются  четыре новых отдела - два по серийной машине и два по перспективе. Возвращаемся к старой системе отделов и на этом настоял Шомин. Удар для всех неожиданный, при новой структуре сильно пострадает Коробейников, а мне придется заниматься и конструкцией.

На опытной базе организуются объединенный вычислительный центр, отдел исследования систем управления и отдел испытаний перспективного электрооборудования.

По новой структуре беседовал с Бершовым, с предложениями он согласился, но я понял, что он в это не верит. Заниматься организацией  отделов сейчас он не будет, а только тогда, когда выйдет приказ.

29.11.82. Шомин вернулся из Москвы и собрал совещание, присутствовали Ковалюх, Морозов, Пастухов, Бершов и я.

Он сказал, что вышел приказ по ТИУС, мы головные. В главке проведено ряд совещаний, на которых убедились, что  работы по РЛК Аргузин зашли в тупик. Договорились, что у нас пройдет СГК по комплексу управления, на него надо пригласить Явича и решить, каким образом будем проводить  работы.

На следующий день я и Ковалюх докладывали план-график по ТИУС и решение СГК. Шомин сказал, что необходимо дать смежникам работы по стендовому оборудованию и это очень приятный факт, так как он осознал, что это необходимо. Шомин привел пример, когда он работал на Челомия по ракетным комплексам, там без этого системы не разрабатывались.

Пришла информация из Югославии, что они сделали СУО для Т-72 отличной конструкции на западной элементной базе, нам такое и не снилось Они так нам утерли нос, что этого никто не ожидал и в Министерстве решают, что делать.

Когда я поднял у Шомина вопрос об организации подразделений, он сказал, что это будет когда выйдет приказ  Министра.

2—3.12.82. У нас прошел СГК по комплексу управления, были Анищенко, Чуфистов, Некрасов, Рачицкий, Борисюк, Обуханич, Церковнюк, Плетфер, Зубков, Голуб.

По СУО приняли решение делать вариант Ковалюха, Голуб сказал, что здесь нет ничего нового, но на это возразить было нечем.

По управляемому вооружению Рачицкий предложил на первом этапе использовать Анкобру, а затем развивать ее  с активной головкой самонаведения.

По Аргузину он сказал, что вряд ли из этого что-то получится, но работу продолжать надо. Работы по ТИУС все одобрили.

На второй день рассматривали работы ЛНИРТИ. Я доложил по комплексу управления, Церковнюк, в принципе, поддержал весь комплекс, Зубков старался свести все к РЛК. Обуханич по вычислительной системе предложил единую систему, но в каждой подсистеме должен быть свой вычислитель и они согласны их делать.

ЛНИРТИ записали разработку радиотехнического комплекса с вычислительной системой и  в декабре провести у них совещание и утвердить это.

9.12.82. По нашему вызову приехали из Новосибирска Блинов и Карманов. Их пригласил Морозов для варианта прицельного комплекса с двумя членами экипажа. По их разговору я понял, что они согласны работать, но делать будут только приборы, а не комплекс.

Договорились, что Морозов позвонит Княжеву и окончательно договорится о дальнейшем проведении работ.

Мазуренко отстаивает только вариант на два человека, не признавая ничего другого. Он предложил мне подготовить предложения по прицельному комплексу для этого варианта, на что я ответил категорическим отказом, пусть такие варианты прорабатывают другие

24.12.82. Сегодня Шомин неожиданно издал приказ о создании моего отдела. Я был в ХПИ на распределении молодых специалистов, позвонил Хандога и сказал, что Абрамов требует проект приказа. Приказ вышел в том виде, как я писал его летом. Теперь все будет зависеть только от нас, насколько мы сможем организовать работу и получить конкретный результат.

28.12.82. Шомин собрал руководство и зачитал приказ о реорганизации КБ. В приказе было записано о создании новых конструкторских отделов, реорганизации отделов в опытной базе и до пятого января должны быть представлены предложения об организации новых подразделений.

4.01.83. Шомин провел совещание по комплексу управления, по которому я докладывал. Были люди с опытной базы во главе с Бершовым и все отнеслись к моим идеям доброжелательно. Бершов высказал предположение, оправдано ли все переводить на цифровое управление? На это Шомин ответил, что в процессе работы все лишнее будет отметено.

Шомин еще раз напомнил мне, что если только где-нибудь будет сказано о ТИУС, что она годится для серийной машины, то я сразу окажусь на улице! Он дал указание готовить плакаты к приезду Шабанова.

6.01.83. Я и Хандога были у Бершова, обсуждали с ним приказ об организации отдела. На удивление, мы получили все, что просили. Хандога  - начальник, дают отдельный машинный зал, переводим ЭВМ из ХПИ и т. п. Честно говоря, я и не надеялся на такое.

12.01.83. Состоялся СГК по Бунтарю. После СГК Соколов попросил рассказать новую компоновку машины. В результате разговора речь зашла о приборном комплексе. Он категорически против ЦКБ КМЗ и настаивал в качестве разработчика прицельного комплекса принять ЦКБ Точприбор, Шомин это поддержал. Договорились написать обращение в Министерство от нас и ВНИИТМ о подключении к нашим работам ЦКБ Точприбор.

17.01.83. Я был у Шомина по плакатам и поднял вопрос - какой комплекс будем предлагать. Шомин сказал, что комплекс делать для экипажа три человека, вариант Морозова под большим вопросом.

29.01.83. Был с Ковалюхом на деревянном макете машины с вынесенной пушкой, наводчик и командир сидят рядом. Посидел внутри и почувствовал,  что вариант компановки, по всей видимости, получится. Бершов и Ковалюх почему-то считали, что я решу все вопросы по размещению аппаратуры. На макете я увидел, что ошибался в пультах управления. Их надо делать по-другому! Необходима единая панель, многие органы управления можно делать общими для обоих операторов - это обеспечивает размещение операторов рядом.

30.01.83. Подписан приказ о создании исследовательского отдела, начальник отдела - Хандога.  Теперь все зависит от нас, начинает получаться со ЛНИРТИ. Как будто там победил Обуханич и Никольский согласен, чтобы ЛНИРТИ делал весь комплекс.

2—4.02.83. У нас прошло совещание рабочей группы по согласованию ТЗ на радиотехнический комплекс, представители ЛНИРТИ и ЦНИИ РЭС согласовали ТЗ без замечаний.

5.02.83. Приехали Анищенко и Нежлукто смотреть Бунтарь перед приездом Петрова. Анищенко предложил, чтобы я выступил перед Петровым с докладом по комплексу управления, все его поддержали. Я предложил пригласить на это совещание Никольского. Анищенко сообщил, что из решения ВПК он убрал Минрадиопром, по работам с ними будет оформляться отдельное решение. Пока не понятно, что в этом будет хорошо, а что плохо.

11.02.83. У нас был Княжев и его люди по Иртышу. Он заинтересовался компоновкой Бунтаря и я показал оба варианта. Было видно, что они хотят делать комплекс для этой машины и Блинов снял размещение приборов по варианту Ковалюха. Княжев вышел на Шомина и тот сказал, что  приветствует работу с ними и проработки надо вести под  вариант экипажа три человека.

14—15.02.83. У нас были Дикий, Мамонов и Анищенко по Бунтарю. Мамонов, чувствуется, просто генерал, и все. Дикий хитер и не спешит высказывать свою точку зрения. В целом они поддержали идею машины. Дикий отметил как отрицательный момент, что у нас нет конкурентов.   На это Шомин сказал, что наш конкурент  Ленинград со своей машиной, но Дикий такую конкуренцию не воспринял.

15.03.83. Позвонил Кочергин и сказал, что Никольский и Захаров утвердили ТЗ и решение о начале работ по РТК и назначили ЛНИРТИ головным. Очень существенный факт! Наконец-то начнем серьезную работу.

15—18.03.83. У нас была бригада от СКБ Ротор, рассматривали состояние работ и алгоритмы. Договорились по алгоритмам АСУД с участием ХКБД. Они пытались представить на согласование свои алгоритмы, разработанные на основе наших и ничем от них не отличающиеся. Это не получилось и мы настояли на нашем варианте.

Они рассказали о своей структуре ТИУС, пытаются делать что-то похожее на многомашинный комплекс. Что из этого получится - неизвестно, но они медленно идут вперед. Янюк много спорил, но почти по всем вопросам соглашался со мной.

28.03.83. Был в Москве в ЦНИИ РЭС. Они написали отчет по нашей работе и хотели, чтобы я его подписал. Но это не получилось, так как ТЗ они так и не согласовали и  выдвигали требования по исключению из комплекса ТИУС. В конце они согласились, что сделать локатор для ведения прицельного огня из танка практически невозможно и пришли к выводу, что необходимо разрабатывать локатор разведки и целеуказания.

Вместе с Кочергиным и представителем ВПК Николаенко были в НИИ Дельта. Ананян показал очень много интересного. Оптоэлектронный тракт уже работает в составе макетов систем различного класса. Стало ясно, что он ни с кем официально не работает, а все работы инициативные или по устному указанию свыше. Он старался показать Николаенко свои возможности и свою значимость для дальнейшего продвижения. Действительно, у него сделано много и  видна большая перспектива, особенно в народном хозяйстве.

Николаенко обещал что-то сделать в ВПК по продвижению его работ. Когда вышли, то он сказал, что если все узнают об этих работах, то Ананяна вряд ли к нашим работам подключат, так как есть более важные дела в других отраслях. Он подтвердил, что решение ВПК по нашим работам скоро выйдет.

6—8.04.83. У нас проведено совещание по разработке плана-графика работ по созданию РТК, от ЦНИИ РЭС были Егоров и Шацкий, от ЛНИРТИ - Атаманов и Мазур. Разработали план-график и договорились проводить НИР «Весна» в два этапа: первый этап - ІІІ кв.84, заканчивается предложением по оснащению опытных образцов машины, второй этап - ІІІ кв.85 с предложениями по проведению ОКР. Они настаивали на отдельном проведении НИР, а результаты использовать в Бунтаре. Львов хочет делать все, а ЦНИИ РЭС старается ограничить объем работ.

Из разговоров с ними стало понятно, что обзорно-прицельный локатор создать практически невозможно.

11.04.83. Шомина все поздравляют со Звездой Героя Соцтруда. Сидели у него в кабинете, приехали из Академии БТВ и от Шабанова. Я им докладывал по комплексу управления, они восприняли все нормально, от Шабанова обещали помочь.

Шомин сказал, что ни ВНИИТМ, ни Кубинка в вопросах комплекса управления ничего не понимают, мы знаем значительно больше их.

12.04.83. Позвонил Русов из НПО Орион и сказал, что у них есть хорошее изделие для нас и просил приехать. К ним поехал Хандога и они показали новую свою разработку БЦВМ на базе Электроника-81Б и предлагают ее использовать в нашем комплексе. Хандога предложил им на ее базе сделать одну из систем, Новожилов пока на это ничего не ответил.