ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ
 
 

ВОЙНЫ СОВРЕМЕННОСТИ И ИХ ОЦЕНКА

к.в.н., доц. Рагулин С.В., к.т.н., доц. Чернышев В.Л.,

доц. Тарасенко А.А.

(«Зазеркалье»)

Войны XXI века  будут  значительно  отличаться  от войн  предыдущих времен,  в том числе и от войн,  военных конфликтов прошедшего века.  Дело здесь заключено в наличии и распространении ядерного оружия.

Противостояние СССР и США привело к пониманию неприемлемого ущерба не только сторонам, применившим друг против  друга  ядерное оружие, но и в появлении риска уничтожения жизни, как природного явления,  на Земле  и превращения ее в мертвую планету.

Такие оценки предопределили  поиск новых форм и видов войн, которые позволили бы разрушать и подчинять государства и народы, живущие на Земле, диктату более сильных государств без риска получить уничтожающий ответный  удар. Тем более, что никто пока не отменил главную причину всех войн и конфликтов – как сказал классик: война  это  продолжение  политики  иными  средствами.

Таким образом, вот уже лет 25 можно наблюдать отработку различных технологий ведения современных войн в зависимости от целей, задач и возможностей нападающей стороны, а также военного потенциала, ресурсов, политико-морального состояния вооруженных сил, наличия и возможностей союзников.

Исходя  из  анализа  сложившейся  обстановки,  нападающая сторона реализует один из нескольких вариантов боевых действий (БД).

       Первый - вооруженные силы технологически развитых государств – США, других стран НАТО – давно освоили в теории и на практике адаптивные к быстро меняющейся обстановке действия сил и средств воздушного нападения на основе сетецентрического принципа управления.

Возможность сохранять организованный характер действий войск (сил) в операции и БД снижается за счет резких, не спрогнозированных заранее изменений обстановки, а также достаточно низкой производительности сил и средств разведки по обнаружению объектов противника для нанесения ударов и по своевременному вскрытию основных направлений действий и количества его сил воздушного нападения (СВН). Главное же ограничение – невозможность в реальном темпе развития событий обрабатывать и анализировать информацию о противнике и своих войсках (силах), а также планировать изменения способов решения задач операции и реализовывать их. Это приводит к несоответствию действий складывающимся условиям обстановки и в результате к снижению эффективности, большим потерям своих сил и средств.

Для преодоления данного недостатка в последние десятилетия в группировках вооруженных сил технологически развитых государств принят ряд мер. В локальных войнах применены принципиально новые эффективные способы ведения БД за счет их адаптации к условиям резко меняющейся обстановки. Одним из них был назван сетецентрическим. Эта концепция стала называться "сетевой" или "сетецентрической" войной: в командовании ОВС  стран НАТО применяется  термин "сетецентрические возможности ВС" (NCC-Network Centric Capabiliti); в ВС США – "сетецентрическая война" (NCW-Network Centric Warfare); в ВС Великобритании –"комплексные сетевые возможности ВС" (NEC-Network Enabled Capabiliti); в ВС Франции – "информационно-центрическая война" (ICW- Info-Centric Warfare) и т.д.

Концепция системы связи при ведении «сетецентрических» боевых действий в будущих военных конфликтах (тактическое звено. Уровень: солдат – взвод – рота – батальон – бригада).

Переход к сетецентрическим действиям стал возможен благодаря достижениям, полученным при реализации концепций информационных войн, а также развитым системам тылового и технического снабжения. В соответствии с планом создания единой информационно-управляющей структуры вооруженных сил в США построена особая система на основе функциональной интеграции космических, воздушных, наземных и морских средств разведки, а также РЭБ, навигации, автоматизированной обработки, моделирования и управления оружием с опорой на услуги глобальных телекоммуникационных сетей военного и гражданского назначения. Это привело к рождению принципиально новых возможностей в управлении войсками (силами) за счет систематического наблюдения за изменяющейся обстановкой в любом регионе мира, ее динамической и адекватной оценки, автоматизированной разработки эффективных способов нанесения ударов по выявленным объектам и точного наведения ударных средств в любом районе земного шара.

Важнейшими задачами информационно-управляющей системы является обеспечение в течение нескольких десятков минут после запроса объединений, соединений и частей через спутниковые и другие каналы связи подробными картами района БД, автоматизированная оценка намерений и действий противника, а также разработка вариантов поведения своих войск (сил) и управление ими при реализации наиболее эффективного варианта. Развитие систем разведки, связи и математических моделей для поддержки принятия решений и обеспечения планирования позволило ВС США и других государств НАТО резко повысить интенсивность и эффективность авиационно-ракетных ударов, действий других войск и сил в последних локальных конфликтах, начиная с войны в Персидском заливе.

Концепция компьютеризированного поля боя с использованием информационной сети С4I (комплекс средств и методов, обеспечивающих получение, обработку, хранение, передачу, отображение и анализ информации в автоматическом режиме и в реальном масштабе времени).

Второй - гибридные войны (ГВ). Формально ничего нового в ГВ нет. Однако при более тщательном анализе такой подход оказывается слишком поверхностным. Существуют как минимум два ключевых отличия ГВ от традиционной войны (ТВ). Прежде всего, речь идет о перераспределении ролей.

Первое - вместо классической вооруженной борьбы на лидирующее место выходят методы информационного, политического и экономического противоборства. Главным инструментом гибридной войны становится пресловутая «пятая колонна» – агентура влияния, контролируемые противником легальные и подпольные оппозиционные группы, их активная социальная база, различные иррегулярные вооруженные формирования местного населения. Классическим вооруженным силам (ВС) отводится вспомогательная роль поддержки главных игроков либо демонстрацией решимости вмешаться, либо прямой интервенцией.

Второе – ускоренная легализация выступивших против государственной власти политических сил путем признания их права представлять народ, который якобы выступил против тирании действующих правителей. При этом все методы борьбы за власть (включая вооруженные) со стороны подконтрольных агрессору агентур влияния и оппозиционных политических группировок (в том числе незаконно вооруженных) признаются правомочными. Законные действия государственных органов власти осуждаются как нарушающие права человека и подавляющие мирное население. То есть осуществляются легитимизация подконтрольных агрессору претендентов на власть и делегитимизация действующей системы с ее демонизацией. Делается это вне зависимости от реального уровня поддержки населением противостоящих сил.

Фотография: Василий Федосенко/Reuters

Таким образом, ТВ и ГВ отличаются своим содержанием. ТВ построена на идее разгрома своими регулярными  ВС  войск и сил противника с последующим его принуждением к миру на условиях победителя или к капитуляции со сменой власти в побежденной стране, а также частичной или полной оккупации ее территории.

В основу ГВ положена идея прямого (без предварительного разгрома ВС) разрушения действующей системы управления государством, взятия под контроль власти в стране с использованием заранее созданной на территории противника собственной «армии». И уже затем следуют разложение ВС, спецслужб и правоохранительных органов побежденного, взятие под контроль его экономики и при необходимости – оккупация территории под видом миротворческой операции. Регулярные ВС в таком случае вводятся в действие, если без этого не удается решить задачу разгрома. При этом возникший внутренний конфликт используется как механизм легитимизации открытой военной агрессии, которая, как правило, ведется под знаменем защиты мирного населения от диктаторского режима, нарушающего права человека.

Главная ударная сила ГВ формируется на территории страны-жертвы из ее граждан, в большинстве своем не связанных с силовыми структурами, скрытно и вводятся в действие по мере нарастания протестных выступлений невооруженных масс граждан. Их можно обозначить как «подпольные вооруженные формирования» (ПВФ). Действия ПВФ прикрываются и обеспечиваются массовыми организованными группами студентов, неформальной молодежи и  т.н. «спортивных фанатов». Эти группы создают очаги волнений и беспорядков, затем в эти очаги  вводятся уже подготовленные структуры ПВФ и разворачивают борьбу с государственными органами охраны порядка.

Украина оплатит жителям Донбасса ущерб от войны - Москаль

Фото: AP

В более ранних разработках военных теоретиков такой ход событий называли «мятежевойна». Таким образом, современная «мятежевойна», обозначаемая как ГВ – новейшее достижение военной теории и практики. Для ее ведения требуется создание глубокоэшелонированного стратегического построения войск и сил, главными из которых являются группировки ПВФ, создаваемые задолго до предполагаемого начала войны. По своей природе ГВ намного сложнее и многообразнее ТВ. Исключительно важно для обеспечения военной безопасности страны спрогнозировать способы ее подготовки и ведения. Ведь применение передовой теории позволяет достичь победы даже над значительно превосходящим в силах противником.

Анализ политического и стратегического содержания войн и военных конфликтов XXI века дает основания отнести большинство из них к гибридным. Классическими можно считать только войны США против Афганистана в 2002-м и Ирака в 2003-м. 

Анализ исторического опыта и логики развития гибридных войн (ГВ) показывает: в структурном отношении их периодизация формально мало отличается от традиционных войн (ТВ). Также выделяются периоды подготовки (заблаговременной и непосредственной): начальный, несколько последующих, завершающий и, наконец, формирование поствоенного мира. Однако на этом сходство периодизации ГВ и ТВ завершается. Последующие этапы могут различаться по степени участия в боевых действиях регулярных войск и сил, а также различных иррегулярных формирований и частных военных компаний (ЧВК). Кроме того, содержание всех этих периодов применительно к ГВ существенно отличается от такового для ТВ.

Подводя итог, констатируем: в отличие от традиционных войн, ГВ в большей степени представляет собой интеллектуально-информационное противоборство, чем силовое. Методы и способы ее ведения существенно многообразнее.

Проведенный анализ показывает, что в настоящее время возможно применение нескольких типов военного противоборства для достижения поставленных целей. При этом следует отметить, что военные технологии передовых государств развиваются опережающими темпами, что позволяет получить подавляющее военное преимущество над большинством государств, не способных выдержать такую гонку. Дальнейшее  развитие военно-технических средств предполагает развитие роботизированных средств ведения боевых действий (БД), фактически – боевых роботов. В этом плане необходимо подчеркнуть следующее.

Время боевых роботов еще не пришло. Они будут готовы к боевому применению лет через 5-10. Сейчас они применяются достаточно ограниченно виде беспилотных летательных аппаратов, как без вооружения так и с вооружением, в виде некоторых морских систем. В основном,  робототехнические системы в настоящее время проходят испытания. Уже сейчас, войска основных технологически развитых стран мира, при ведущей роли США и  России, оснащены основными составными частями боевых систем разведки целей, управления оружием и войсками, разнообразного обеспечения, что позволяет использовать вооруженные силы  оперативно и эффективно при соответствующей профессиональной подготовке обслуживающего персонала и достаточным обеспечении расходуемыми материальными запасами. В этом случае, при ведении обычных боевых действий даже без применения тактического ядерного оружия, возможны значительные потери, от 20 до 70 % боевой техники и личного состава. Поэтому, достичь успеха в современной войне возможно только при комплексном использовании  всех имеющихся сил и средств, их технических характеристик, высоком уровне подготовки персонала и боевом согласовании подразделений и частей войск.      

 Войны и вооруженные конфликты ближайшего будущего будут порождаться не одним каким-либо даже очень весомым фактором, а сложным переплетением различных противоречий и причин, которые следует учитывать при раскрытии их характера.

Локальные войны и вооруженные конфликты последних двух десятилетий позволяют сделать вывод, что по формам и принципам ведения боевых действий - они были  весьма  разнообразны. Эта особенность сохранится и в первой четверти XXI века. Значительная часть локальных войн и вооруженных конфликтов имела асимметричный характер, то есть происходила между противниками, стоящими на разных стадиях развития в техническом отношении, а также качественного состояния вооруженных сил (их вооружение, военная техника, а также формы и способы военных действий).

Все конфликты развивались в пределах одного театра военных действий, однако, с широким использованием сил и средств, размешенных за его пределами. Можно предположить, что такой подход с большой вероятностью сохранится и в будущем, тем более, что в армии США разработана и реализуется концепция «проецирования силы в одной точке».

Наряду с этим следует учитывать, что локальные конфликты сопровождались и будут сопровождаться большой ожесточенностью и в ряде случаев их целью предусматривается полное уничтожение государственной системы одного из участников конфликта.

Особенно необходимо отметить возрастающую роль начального периода вооруженного конфликта или войны. В этот период могут быть использованы основные ресурсы противоборствующих сторон в интересах захвата инициативы и достижения поставленных целей в короткие сроки.

Широкое применение в нем найдут дальнобойное высокоточное оружие, средства информационного противоборства и массированное применение авиации. Однако основная тяжесть ведения боевых действий, связанных с захватом и удержанием территорий, будет сохраняться за Сухопутными Войсками.

В этой связи необходимо подчеркнуть, что в военной теории государств, имеющих развитые в технологическом отношении вооруженные силы, утвердились официальные взгляды на совместное использование всех видов и родов войск. В то же время, некоторые военные специалисты периодически предпринимают попытки доказать абсолютное первенство какого-либо одного вида вооруженных сил. Особенно это касается военно-воздушных сил и войск ПВО. Так, например, известная в прошлом теория дивизионного генерала Дуэ, а в настоящее время теория «стратегического паралича» полковника ВВС США Д. Уорена о решающей роли в будущих войнах военно-воздушных сил.

В подтверждение этому,  некоторые  военные специалисты, совершенно справедливо подчеркивая большое значение войск ПВО и ПРО, недооценивают и ошибочно предлагают сократить или не развивать Сухопутные войска. Очевидно, что в этом вопросе приоритеты более взвешенной оценки сохраняются за официальными взглядами и уставными положениями.

Главная особенность будущих войн и вооруженных конфликтов заключается в том, что в вооруженном противоборстве ход и исход вооруженной борьбы в целом и особенно крупномасштабных войн будет определяться прежде всего, противоборством в воздушно-космической сфере и информационном пространстве, а сухопутные группировки будут закреплять достигнутый военный успех и непосредственно обеспечат достижение политических целей. В то же время это не исключает, а практика подтверждает и вариант одновременных активных действий всех видов и родов войск вооруженных сил.

На этом фоне все в большей степени будет проявляться усиление взаимозависимости и взаимовлияния действий стратегического, оперативного и тактического уровней в вооруженной борьбе.

Таким образом, существующие концепции обычных войн, как ограниченных, так и крупномасштабных, будут претерпевать значительные изменения. При этом зачастую основные задачи будут решаться, главным образом, не в ходе столкновения сухопутных группировок и передовых частей, а путем огневого поражения с предельных дальностей.

На основании анализа этих и других наиболее общих черт конфликтов конца XX - начала XXI века можно сделать следующие принципиальные выводы об особенностях и характере вооруженной борьбы на современном этапе и в обозримой перспективе (до 2025 года).

1.     Вооруженные силы подтверждают и сохранят в будущем свою центральную роль в осуществлении силовых операций. Решающим моментом для достижения военно-политического успеха является захват стратегической инициативы в начальный период войны и вооруженного конфликта.

2.     Особенность вооруженной борьбы будущего будет состоять в том, что в ходе войны под ударами противника окажутся не только военные объекты и войска, но одновременно и экономика страны со всей ее инфраструктурой, гражданское население и территория. Несмотря на развитие точности средств поражения, все исследованные вооруженные конфликты последнего времени повлекли за собой значительные жертвы среди мирного населения. В связи с этим возникает необходимость в создании эффективной системы гражданской обороны страны.

3.     Повышение роли развернутых к моменту угрожаемого периода группировок сил и средств в исходе вооруженного конфликта не отменяет значения боеготового резерва и системы его отмобилизования и развертывания. Это даст возможность сохранять стратегический ресурс силового реагирования при любом развитии ситуации в ходе вооруженного конфликта.

4.     Боевые действия будут характеризоваться сочетанием маневренных операций и позиционных действий. Разведывательно-диверсионные действия и партизанская война рассматриваются как часть «обычной» войны. Это подтверждает необходимость сбалансированного состава сил и средств вооруженных сил, а также комплексной боевой подготовки.

5.     Решающее значение для обороняющейся стороны будет иметь совершенная система разведки с единым центром управления и хорошо защищенными центрами (пунктами) сбора и обработки разведывательной информации всех видов вооруженных сил и спецслужб, наличие у них возможности доведения обработанных разведывательных данных до всех заинтересованных инстанций в кратчайшие сроки, близкие к реальному масштабу времени. Наличие такой разведки даст возможность своевременно вскрыть подготовку противника к нападению и провести все неотложные мероприятия угрожаемого периода и, в первую очередь, перевод войск в наивысшую степень боевой готовности.

6.     В группировке войск кроме обычных элементов в оперативном построении (боевом порядке) должны присутствовать: разведывательно-информационный центр, действующий в рамках реального масштаба времени; автоматизированная, высокозащищенная система управления войсками и оружием; воздушно-космический эшелон (или часть его) высокоточного оружия; высокозащищенный резерв.

Действующие стратегические и оперативные концепции развитых стран мира (прежде всего США и России) в той или иной форме определяют, что в вооруженном конфликте или войне вооруженная борьба будет включать четыре основных этапа:

Первый:  завоевание инициативы и превосходства в информационной сфере (в доминирующем влиянии на общественное сознание, в управлении войсками и оружием).

Второй:  завоевание господства (превосходства) в воздушно-космической сфере.

Третий:  завоевание превосходство на море и суше с разгромом или существенным ослаблением группировок войск (сил) противника.

Четвертый - завершающий, в ходе которого должен быть закреплен достигнутый успех и созданы условия для реализации поставленных целей.

Характер применяемого в современных войнах вооружения диктует настоятельную необходимость наличия сил и средств для нанесения ударов по дальнобойному высокоточному оружию, авиации и силам флота противника, находящимся за границами непосредственного района конфликта. Для этого вооруженным силам требуются как наличие собственного потенциала дальнобойного высокоточного оружия, так и других средств, дающих возможность перенести боевые действия непосредственно на территорию противника.

Главное внимание должно быть уделено созданию устойчивой дублированной системы управления войсками (силами) во всех звеньях управления. С этой целью необходимо использовать все существующие и созданные новые системы связи, максимально задействовать воздушные командные пункты, а также обеспечить безусловное доведение до исполнителей приказов высшего руководства страны и их выполнение.

Существенную роль в вооруженных конфликтах конца XX - начала XXI века будет играть соотношение уровней морально-психологической устойчивости сторон и в особенности — высшего командного состава. Это означает необходимость укрепления воинской дисциплины, законности, создания подлинно эффективной системы морально-психологической подготовки вооруженных сил от солдата до генерала, а также повышения эффективности деятельности органов военной контрразведки. Большое значение для исхода вооруженных конфликтов будет иметь наличие сил и средств для ведения информационной и пропагандистской работы среди войск и населения противника.

С учетом указанных тенденций проявляются новые аспекты в реализации принципов военного искусства и показателях вооруженной борьбы, которые в общем виде заключаются в следующем:

1.    Изменятся способы осуществления принципа сосредоточения сил и средств на решающем направлении. Новые дальнобойные средства в ряде случаев позволят вместо маневра и концентрации войск осуществлять маневр траекториями для нанесения массированных огневых ударов по выявленным группировкам войск, а ударные группировки войск могут выдвигаться на избранные направления главных ударов в самый последний момент.

2.    Существенные изменения следует ожидать во внешних и внутренних показателях войн и вооруженных конфликтов. Главные изменения вытекают из ее внутреннего содержания, где будут жестко увязаны действия большого количества видов ВС, родов войск и специальных войск, выполняющих огромное количество сложнейших взаимосвязанных стратегических, оперативных и тактических задач одновременно во всех сферах вооруженной борьбы. Основные задачи по поражению и разгрому противника будут решаться не в ходе столкновения больших масс пехоты и танков, а, в основном, методом дальнего огневого поражения.

3.    Произойдет дальнейшее сближение способов действий войск в наступлении и обороне. При этом наступление в будущем представляется как сочетание огневых, радиоэлектронных ударов. В связи с увеличением дальности и эффективности огневых средств возникнет необходимость уточнения способов рассредоточения войск по фронту и в глубину, как в наступлении, так и в обороне, удаления огневых рубежей от выжидательных районов, рубежей развертывания войск, вторых эшелонов и резервов.

4.    Возрастает значение заблаговременного создания достаточно сильных и хорошо защищенных группировок Сухопутных войск и сил, которые способны не только отразить нападение противника после нанесения им массированных авиационных ударов, но и быть готовыми к немедленному ведению (возможно, отдельными автономными отрядами или группами) наступательных действий в непосредственном соприкосновении с сухопутными войсками агрессора или его союзников.

5.    Важную роль, в таких и подобных им случаях, будет играть высокая мобильность войск и их способность эффективно использовать в этих целях аэромобильные и десантно-штурмовые войска.

6.    Характерной чертой тактических действий будущего явится возрастающее значение дальности ведения огневого боя. Войска получат возможность огневыми средствами наносить значительное поражение противнику задолго до непосредственного соприкосновения с ним. Новое оружие позволит добиваться непрерывности наступления, внезапности и стремительности ударов, высокой активности, маневренности и устойчивости войск. Одними из характерных особенностей боя будут срыв и отражение воздушных ударов противника и борьба за господство в воздухе.

7.    Особое значение приобретает способность войск обеспечить быстрое выведение из строя инфраструктуры политического и экономического управления противника, а также систем связи и радиоэлектронной борьбы.

8.    Важнейшую роль в войне будущего будет играть хорошо защищенная помехоустойчивая система ПВО, способная вести эффективную борьбу со всеми летательными аппаратами противника, в том числе и изготовленными по технологии «Стелс». В современных войсках такая ПВО  включает также комплексы противоракетной обороны.

Планируя агрессию, противник будет проводить широкий комплекс мероприятий по скрытию начала и характера своей подготовки к нападению. Одним из эффективных способов решения этой задачи может стать проведение специальной операции по дезинформации, которая будет включать комплекс взаимосвязанных и тщательно согласованных мероприятий по введению в заблуждение противостоящей стороны относительно истинных намерений.

Хотя завоевание господства в воздухе и массированное применение высокоточного оружия сохраняют решающее воздействие на исход вооруженной борьбы, они не снимают необходимости проведения массированных наземных операций силами сухопутных войск. Чрезмерная зависимость от поддержки с воздуха будет являться фактором, ограничивающим боевое применение вооруженных сил. Выявилось возросшее значение средств ПВО на поле боя.

В то же время анализ перечисленных характерных черт войн начала наступившей эпохи показывает, что это не классический образ «бесконтактной» войны, а скорее промежуточный (переходный) вариант, в котором просматриваются черты как традиционных войн, так и особенности войн нового поколения, получивших название «бесконтактных». На сегодняшний день концепция «бесконтактной войны» остается лишь теоретической моделью, отражающей стремление определенных государств снизить свою вовлеченность в региональные конфликты с присутствием сухопутных войск.

В вооруженной борьбе будущего следует учитывать характерные черты внутренних вооруженных конфликтов и контртеррористических операций. К ним следует отнести: зарождение и применение новых видов, форм и способов действий против крупных вооруженных формирований, особенно в горной местности; широкое ведение разведывательно-боевых действий, информационно-психологических действий, направленных на вооруженные формирования и население; одновременное ведение боевых действий на всей территории конфликта; ограничения в применении сил и средств в населенных пунктах.

Вывод:  выявленные особенности войн будущего поднимают проблему формулирования нового понимания основных задач, стоящих перед Вооруженными Силами государства. Эти задачи должны учитывать как уже появившиеся особенности развития военно-политической обстановки  и характер вооруженной борьбы, так и возможные направления развития принципов ведения боевых действий с учетом изменения политической обстановки и совершенствования средств ведения войны.





 
 
ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ