ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ
 
 






ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНА О РАБОТЕ В ХКБМ ИМ. А.А. МОРОЗОВА

В.И. Образцов

ВОСПОМИНАНИЯ ВЕТЕРАНА О РАБОТЕ В ХКБМ ИМ. А.А. МОРОЗОВА

В феврале 1973 года я защитил диплом в ХПИ им. В.И. Ленина по специальности «Автомобили и тракторы»  и по распределению был направлен в ХКБМ, в  "Отдел 60", в соответствии со структурой завода им. В.А. Малышева. Вместе со мной в ХКБМ были направлены выпускники факультета «Транспортного машиностроения»: Бусяк Ю.М., Харченко Н. Я., Таран Ю.И., Кателивец Ю., Шепеленко И. Г., Богачева В.И., и Нечаева Л.П.

Порог ХКБМ я переступил 2 апреля 1973 года. Сначала меня принял начальник отдела кадров Семиноженко П. Г. После разговора с ним я попал в 1-й (режимный) отдел, где подписал необходимые документы. После этого снова попал в отдел кадров, откуда меня забрал начальник отдела 9 (моторные установки) Протопопов И.Л.

Отдел 9 в то время находился в комнате 503 (сейчас это актовый зал). В комнате в четыре ряда стояли столы и кульманы, под стеной - шкафы с документацией, у входа стоял стол начальника.  В отделе работали: Деригуз В.Г., Пакрыш А.Т., Сотников С.И., Клочко В.П.,  Данкин С.В., Борзяк П.Ф., Куценко Б.С., Привал М.Е., Самолин В.Ф., Черенков В.Н., Цупко В.А., Собко И.Ф., Краснов И.В., Нечаев Ю.М., Минячихин В.З., Харченко Н.Я., (Безнос Ю...), Заикина А.И., Кругляк М.М., Третьякова Н.А., Синюгина А.Г., Кулешова С.П., Стрельникова В.И., Васильченко А.Ф., Хохлова Е.Л., Наконечная Л.И,   Богачева В.И

После службы в рядах СА вернулся в коллектив Яременко А.С. В отпуске, по защите диплома ВУЗа, находился Чучмарь И.Д. После окончания ВУЗа, он был призван в ряды СА и после года службы в армии, вернулся в отдел.

Отдел занимался проектированием систем двигателей: конструкторские группы: 30 -установка двигателя в изделие, 31-система охлаждения двигателя, 32-система смазки двигателя и трансмиссии, 33- топливная система изделия, 34-система очистки воздуха, 35-система выпуска отработанных газов, 36-система подогрева и т.д.

 С первых дней я окунулся, вернее, меня "окунули", в работы по созданию одного из вариантов танка Т-64 с V-образным двигателем. Моя работа, как молодого и неопытного еще инженера, заключалась в проверке скопированных чертежей (калек), исправление ошибок, подписание калек у технологов и нормоконтролеров. Это была хорошая школа, приучавшая молодых специалистов к дисциплине и аккуратности в оформлении конструкторской документации, в общении с более старшими и опытными сотрудниками, с начальниками разных уровней.

Через некоторое время мне стали поручать выпуск несложных чертежей, оформление заданий и служебных записок на их изготовление, оформление конструкторских извещений (тогда они назывались "приказами") на изменение серийной КД. Закрепили меня за группой системы смазки, которой руководил один из опытнейших конструкторов Виктор Парфенович Клочко. Он имел огромный опыт работы еще в Нижнем Тагиле, куда КБ было эвакуировано в начале Великой Отечественной войны. Виктор Парфенович отличался глубокими инженерными знаниями, высокой культурой, скромностью, аккуратностью в выполнении чертежных работ (проработок новых конструкций и оформлении рабочих чертежей). Его заместителем был Данкин Сергей Васильевич, очень аккуратно и скрупулезно подходивший к работе, также обладавший большим опытом в конструкторской работе.

Коллектив отдела 9, победители социалистического соревнования, декабрь 1973 год

В общем, коллектив отдела был слаженным, хорошо работающим механизмом. Да и впечатление от всего КБ и опытной базы даже у неопытного новичка, которым я тогда являлся, складывалось как о серьезном и мощном коллективе, решавшем сложнейшие инженерные задачи. Это вызывало уважение и гордость, что я работаю в таком КБ.

Несколько слов хотелось бы сказать о главном конструкторе Александре Александровиче Морозове. Мне рассказывали  старшие товарищи, что А.А. Морозов одно время практиковал личное собеседование с вновь поступающими инженерами, в результате которого молодой специалист направлялся в то подразделение, в котором его способности будут максимально использованы. И это давало положительный результат. К сожалению, в момент моего поступления на работу в ХКБМ этого уже не было, хотя А.А. Морозов еще до 1976 года руководил ХКБМ.

Также рассказывали, что А.А.Морозов по утрам обходил рабочие места ведущих конструкторов, занимавшихся разработкой наиболее ответственных узлов и механизмов, и при необходимости вносил свои правки или предложения. На мой взгляд, это приносило колоссальную пользу при разработке изделий.

Я иногда встречал А.А. Морозова в коридоре на 5-м этаже, но более близко видел его на профсоюзных конференциях и других общих мероприятиях. Небольшого роста, сутулый, лысый, но поражало, как он внимательно слушал выступающих и  его взгляд мудрого человека. Говорил он без лишних фраз, коротко, по-деловому, умел ценить свое время  и окружающих.

Отдельно хочется отметить, что рабочие чертежи, которые выпускали наши конструкторы, он подписывал после тщательного рассмотрения и нередко возвращал их на доработку. Такой случай был и со мной. Пришлось переделывать чертеж в соответствии с замечаниями Александра Александровича.

До лета 1983 года я проработал в отделе 9 в группе системы смазки. К этому времени В.П. Клочко ушел на заслуженный отдых (кстати, скончался Виктор Парфенович на 102-м году жизни), С.В. Данкин перешел в другой сектор, а группу системы смазки возглавил И.Д. Чучмарь, который и по сей день работает в ХКБМ. Он прошел путь до начальника отдела и сейчас передает свой богатейший опыт молодому поколению.  С Иваном Дмитриевичем  мне приходилось участвовать в разработках систем смазки для изделий 478А, 478Б и других перспективных разработок нашего предприятия.

 В 1978 году Игорь Львович Протопопов был назначен заместителем главного конструктора, а на его место пришел Николай Федорович Гнедаш, работавший до этого в отделе перспективного проектирования. В этом отделе работали лучшие специалисты КБ, высоко эрудированные, опытнейшие конструкторы. Таким был и Н.Ф. Гнедаш.

Летом 1983 года был организован отдел по разработке учебных средств к изделиям нашего КБ. Я получил предложение перейти в этот отдел и, немного поколебавшись, согласился. Возглавил отдел Анатолий Константинович Большаков, молодой, энергичный, грамотный конструктор, хороший организатор. Новая работа захватила меня. Она потребовала более обширных знаний конструкции изделий, технологий их изготовления, приходилось общаться с большим кругом специалистов КБ, опытной базы, представителями Заказчика, завода им. В.А. Малышева, ХКБД, а также представителями ВНИИТрансмаш, Кубинки. 

Отделом были разработаны учебные классы в стендовом исполнении (изделие УКС-478Б), учебно-действующие стенды (УДС-478Б, УСО-478Б), учебно-тренировочный комплекс УТК-447А, разрезные агрегаты на подставках, завершена работа по проведению государственных испытаний и межведомственной комиссии по учебному классу УКС-447А и учебно-действующему стенду УДС-447А и принятию их на снабжение Советской Армии. По изделиям УКС-478Б, УДС-478Б, УСО-478Б также были проведены государственные испытания и МВК и эти изделия были также приняты на снабжение Советской Армии. В дальнейшем, при выполнении Пакистанского контракта, вместе с основными изделиями было поставлено и несколько комплектов УКС, УДС и УСО-478Б.

Примерно в 1988 году А.К. Большаков был назначен заместителем, а затем и главным конструктором по тягачам, а отдел учебных средств возглавил Геннадий Евгеньевич Кобзев, работавший в этом же отделе. В ходе работ по учебным средствам у нас стали возникать мысли о создании тренажеров (особенно тренажера вождения) с применением электронно-вычислительных машин, но мы тогда еще не были знакомы с компьютерной техникой, да и сама эта техника была еще далеко не на том уровне, который обеспечил бы решение таких сложных задач.

Хочется отдельно остановиться на такой нашей деятельности как работы на субботниках, стройках, а также в колхозах и совхозах Харьковской области, в основном Волчанского района. На эти работы зачастую привлекали молодежь, но были случаи, когда на работу выезжали всем коллективом, целыми отделами. Такие мероприятия очень сплачивали людей. Это давало положительный  результат в нашей основной работе. Об этой стороне жизни коллективов отделов можно рассказывать долго. Даже сейчас, по прошествии многих лет, эти поездки и люди вызывают добрые воспоминания.

На сборе огурцов в совхозе Хотомля . Лето 1981 года.

На сборе огурцов в совхозе Хотомля . Лето 1981 года.

 

Работа на току в Волчанских Хуторах, ноябрь 1982 год

Работа на току в Волчанских Хуторах, ноябрь 1982 год

 

 

Коллектив отдела 9 на коммунистическом субботнике,  апрель 1975 год

Коллектив отдела 9 на коммунистическом субботнике,  апрель 1975 год

С 1976 года, когда А.А. Морозов по состоянию здоровья оставил пост главного конструктора, ХКБМ возглавил Николай Александрович Шомин, работавший до этого заместителем А.А. Морозова. Это был опытный руководитель, генерал-лейтенант, прошедший войну, с академическим образованием. Он возглавлял ХКБМ до 1990 года. В это время произошли крупные изменения в судьбе всего народа, распался СССР, образовались самостоятельные государства из числа бывших республик СССР, многое начало меняться.

После ухода А.А.Морозова с поста главного конструктора в ХКБМ осталось много сотрудников старой, Морозовской, школы и работы в КБ продолжались с таким же напряжением и результатом. Под руководством Н.А. Шомина КБ продолжало выполнять ответственные работы по созданию перспективных образцов бронетанковой техники.

Распад СССР болезненно сказался на судьбе и ХКБМ, и завода им. В.А. Малышева.

В 1990 году руководство ХКБМ принял Михаил Демьянович Борисюк, один из опытнейших руководителей в сфере оборонной промышленности. Также, как и Н.А. Шомин, он имел академическое образование, звание генерал-майора (в последствии ему было присвоено звание генерал-лейтенант).  М.Д. Борисюк принял ХКБМ в тяжелое время и сразу же развернул активную деятельность по нормализации положения. Были начаты работы по созданию новых и модернизации имеющихся на вооружении образцов бронетанковой техники. Была проведена реорганизация структуры ХКБМ. Стали проводиться работы по поиску зарубежных покупателей нашей продукции, участие в выставках и сравнительных испытаниях. Вскоре это стало давать результаты. Самым значительным стал контракт с Пакистаном на поставку танков Т-80УД. Стоит особо отметить, что, несмотря на трудности, работники ХКБМ регулярно получали заработную плату…

 В 1993 году потребность в учебных средствах, которые разрабатывал отдел (а позже сектор), существенно упала и приказом М.Д. Борисюка сектор был расформирован. В это время широкое распространение получили работы по гражданской тематике, т.к. предприятиям нужно было выживать в сложных условиях "конверсии". В ХКБМ были организованы отделы, занимавшиеся конверсионными работами. Один из таких отделов занимался разработкой ветроустановок (ВЭУ, ВДС) и оборудованием для добычи угля (бурозакладочная машина-БЗМ). Возглавил отдел Борис Петрович Черкашин, также опытный конструктор с большим стажем работы в КБ, хороший организатор и большой энтузиаст в области ветроэнергетики. Оказался в этом отделе и я. Занимался работами по ветроустановкам. Сектором БЗМ руководил Юрий Владимирович Гулевский, сравнительно молодой, талантливый конструктор. С начала своей трудовой деятельности в КБ он с несколькими другими молодыми специалистами попал в отдел нового проектирования и принимал участие в разработках компоновочных решений по перспективным изделиям.

Примерно до 1996 года, «конверсионные" отделы работали по гражданской продукции, но благодаря усилиям М.Д. Борисюка бронетанковая тематика стала выходить на первый план. В конце концов, после непростых переговоров и показов техники был подписан контракт с Пакистаном на поставку изделий Т-80УД. В спецификацию контракта входили кроме танков учебные средства и тренажер вождения. Если комплект учебных средств (УКС, УДС, УСО) был разработан в свое время, то по тренажеру вождения пришлось начинать все с начала, с нуля. В короткое время тренажер вождения был создан. В его создании принимал участие (фактически был ведущим) отдел, занимавшийся системами управления движением перспективных изделий (точного названия не помню), которым руководил Василий Андреевич Смоляков. Кабину тренажера разрабатывал отдел "корпусников" (бронекорпуса изделий). Но тренажер был стационарным, неподвижным и не в полной мере отвечал требованиям по подготовке водителей.

Стало ясно, что созданием современных тренажеров необходимо заниматься серьезно и привлекать к этим работам широкий круг специалистов.

После сворачивания работ по ветроустановкам и бурозакладочным машинам и очередной реорганизации отделов мы с Черкашиным , Гулевским и еще некоторыми сотрудниками попали в отдел, собранный из таких же "конверсионщиков". Отдел возглавлял Владимир Геннадьевич Каленков.

В инициативном порядке, в свободное время, Ю.В. Гулевский начал разрабатывать динамическую платформу для тренажера, которая обеспечила бы ему полную имитацию движения танка по местности. Задача была очень сложной, многое было новым и для нашего КБ, неизвестным, но задачу по кинематической схеме, а затем и конструкции платформы Ю.В. Гулевский решил на мой взгляд блестяще. В последствии,  к работам по динамической платформе и вообще к созданию тренажера были привлечены лучшие силы ХКБМ. Хочу сказать, что к сожалению работа Ю.В. Гулевского не была достойно оценена руководством ХКБМ, хотя указанная динамическая платформа стала основой всех тренажеров, разрабатывавшихся в ХКБМ.

Гулевский Ю.В. на участке сборки тренажеров БМП-2

Гулевский Ю.В. на участке сборки тренажеров БМП-2

 

Отдел В.Г. Каленкова был привлечен к работам по тренажерам и вскоре стал основным отделом по разработке общих видов, кабин, установок мониторов, системы визуализации и пр. В 2002 … 2003 году В.Г. Каленков ушел на заслуженный отдых и отдел возглавил Сергей Иванович Глушач, много лет проработавший в ХКБМ, занимавшийся разработками в сфере трансмиссии танков и другими ответственными работами.

В ХКБМ были созданы тренажеры для изделий: Т-80,Т-64, БМП-2 (комплексные тренажеры экипажа), Т-72 (тренажер водителя), Т-55 (боевое отделение), "Аль-Халид" (тренажер водителя), БТР-3Е (комплексный тренажер экипажа), БТР-4 и др. Комплексные тренажеры экипажа Т-64 и БМП-2 прошли государственные испытания и были приняты на снабжение ВСУ.

В результате очередной реорганизации ХКБМ отдел С.И. Глушача объединили с отделом, занимавшимся разработками механизма заряжания и системами боепитания танков и БТР. К тому времени отдел возглавил Александр Игоревич Кроленко, довольно молодой, но имевший большой опыт в разработке сложных систем и механизмов конструктор. А.И. Кроленко и стал начальником объединенного отдела.

В 2009 году был заключен контракт с Ираком на поставку бронетранспортеров БТР-4. В спецификации контракта была указана мастерская технического обслуживания и ремонта (МТОР). ХКБМ никогда не разрабатывало подобную технику (были попытки на уровне технического предложения, но не более), но другого выхода не было. Необходимо было срочно разрабатывать это изделие. Ведущим отделом по МТОР был назначен наш отдел, я был назначен ведущим по изделию. В результате мастерская была разработана, изготовлена и поставлена Заказчику.

Несколько слов о молодых конструкторах, с которыми мне приходилось работать. В КБ приходили разные по характеру и мотивации своей деятельности молодые специалисты. Многие не нашли себя в работе конструктора и переходили кто на производство, кто в другие организации. Там многие из них находили свое призвание. Те же  ребята, кто остался в КБ, трудились на совесть и становились "костяком" ХКБМ. Не буду называть фамилии многих из них, чтобы никого не обидеть, если забыл фамилию, но об одном хотелось бы сказать несколько слов. Это Евгений Ярославович Сливар, который в настоящее время работает в отделе А.И. Кроленко на должности начальника сектора. Благодаря своему напористому и твердому характеру, природной смекалке, внимательному и добросовестному отношению к своим обязанностям он быстро приобрел авторитет у товарищей и руководства и стал одним из ведущих специалистов КБ.  Горжусь, что был одним из его наставников.

В 2014 году я решил оставить работу в ХКБМ,  мне уже шел 64-й год, и ушел на пенсию. Так закончилась моя трудовая деятельность в ХКБМ им. А.А. Морозова.

Описанные мной события, даты и люди представлены какими их знал, видел  и запомнил. В некоторых моментах я мог ошибаться, но - это мой субъективный взгляд в прошлое из 2017 года. В общем, я горжусь, что работал в известном и прославленном танковом КБ, создавшим Т-34, Т-44, Т-54, Т-64 и другие образцы бронетанковой техники, не уступающие лучшим аналогам  мирового уровня

Также см:

ДОРОГИ И ПОЛИГОНЫ ИСПЫТАНИЙ ХАРЬКОВСКИХ ТАНКОВ
Воспоминания ветерана КБ-60М
О моей работе в ХКБМ. В.И. Гошков, д.т.н.




 

 







 
ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ