ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ
 
 

Концепция  размещения экипажа

в корпусе  боевых  бронированных машин

Робин Флетчер

Crew-in-Hull AFV Concepts.

Military Technology, 1994, No 10

Чтобы в дальнейшем достигнуть успеха в разработке боевых бронированных машин, должны быть, конечно, осуществлены изменения в их компоновке и в способе размещения экипажа. По-видимому, компоновка основного боевого танка должна быть изменена за счет размещения членов экипажа на фиксированных рабочих местах в корпусе вместо размещения их, как ранее, в башне кругового вращения. В этой статье рассматриваются вопросы: почему необходимо такое изменение, как оно может быть осуществлено и какие проблемы, возможно останутся, если это изменение будет осуществлено.

В этой статье рассматривается и боевая машина пехоты (MICV), которая также может (с преимуществом) иметь безбашенную компоновку. Это дает возможность рассмотреть и машины с передним размещением двигателя/входом в кормовой части. Такова, вероятно, будет компоновка корпуса, если члены экипажа из башни танка переместятся в корпус. 

Современное положение

Экипажи танков из 5 человек 1940-х годов уступили место экипажам из 4-х человек в 1950-е годы, причем пространство, ранее занимавшееся пятым членом экипажа, помощником водителя, использовалось  для укладки боеприпасов. Автоматическое заряжание, введенное русскими в 1960-е годы и недавно принятое также на Западе (например, французский основной боевой танк “Леклерк”), позволяет сократить количество членов экипажа в башне с трех до двух. Это, в свою очередь, допускает симметричную компоновку башни, в которой с каждой стороны пушки размещен один член экипажа, в результате чего русские танки, такие как танки семейств Т-72 и Т-80, имеют меньшие по размерам, более аккуратные по конструкции башни, в которых обоим членам экипажа может обеспечиваться непрерывный обзор вперед.

Автомат заряжания карусельного типа в русских танках обычно занимает место в нижней части боевого отделения под сидениями членов экипажа, а в западной конструкции предпочтение отдается размещению системы подачи/заряжания в нише башни. Западный принцип дает возможность отделить боеприпасы от членов экипажа, кроме тех случаев, когда они фактически перемещаются через боевое отделение и в казенную часть ствола пушки; в результате, если пробивание ниши башни приведет к воспламенению боеприпасов, взрывная волна будет направлена наружу без поражения экипажа. Русское же решение, при котором боеприпасы размещаются в нижней части машины, где попадание в них менее вероятно, означает, что пожар боеприпасов не может быть выведен за пределы обитаемого отделения и приведет, вероятно, к разрушению машины и потере экипажа.

В случае БМП использование автоматической пушки с ленточной подачей устраняет необходимость в заряжающем и в башне обычно размещаются два члена экипажа (например в машинах “Брэдли”, “Уорриор”, БМП-2 и т.д.) Башни БМП (MICV) с двумя членами экипажа в наши дни полностью заменили предыдущие и едва ли удовлетворяющие требованиям ведения боя одноместные башни (например, БМП-1, AIFV и т.д.), которые не обеспечивали командиру возможности вести наблюдение с самой высокой точки его машины и препятствовали осуществлению значительной части кругового обзора.

       Так как два члена экипажа в башне и основного боевого танка, и БМП (MICV) будут поворачиваться вместе с пушкой, в передней части корпуса для управления машиной должен размещаться третий член экипажа - водитель. В случае основного боевого танка, двигатель которого в большинстве случаев размещен в кормовой части, водитель должен, вероятно, делить переднюю часть корпуса с боеприпасами и может быть размещен в центре или сбоку от боеукладки. В случае БМП, в которой двигатель обычно размещен впереди, чтобы дать возможность десанту спешиваться из кормовой части, водитель обычно размещен рядом с моторно-трансмиссионным отделением. В танке с передним размещением двигателя (например танк “Меркава”) кормовая часть корпуса должна, вероятно, использоваться главным образом для укладки боеприпасов. Если члены экипажа (или другой личный состав), как предполагается, должны иметь возможность садиться в машину и выходить из нее через кормовой вход, то должен быть обеспечен проход между боеукладками.

И в танке, и в БМП, будь они с передним или кормовым размещением двигателя, все три или четыре члена экипажа будут непрерывно привлекаться для обслуживания машины, в которой один из них будет размещен в передней части корпуса, а два или три - в башне. Командиру необходим будет круговой обзор с самой высокой точки его машины, чтобы избежать сюрпризов со стороны противника и иметь возможность осуществлять поиск целей. Наводчик, с другой стороны башни, будет заниматься главным образом уточнением наводки на цели, указанные ему командиром, но он может также оказывать командиру помощь в наблюдении; однако это возможно будет лишь в том случае, если его обзор не ограничивается обзором, обеспечиваемым пушечным прицелом, а расширен наличием дополнительных перископических приборов

(что осуществлено в некоторых недавно разработанных башнях, например, в башне машины “Уорриор”). Кроме возможности поворачивать башню для передачи наводчику цели, командир, вероятно, будет также иметь свои собственные системы прицеливания и наведения пушки, чтобы он мог заменить наводчика и обстреливать цели самостоятельно.

Хотя водитель может помогать командиру в наблюдении при использовании своих перископических приборов (особенно, если машина неподвижна), командир должен руководить им при движении машины задним ходом, так как наличие башни непосредственно за водителем будет мешать его обзору назад. Что касается особенно танка, то водитель в передней части корпуса может быть изолирован от членов экипажа в башне и не может поменяться с ними местами без выхода из машины (например, танк Т-72). Обмен членов экипажа местами с выходом из машины не только опасен, но может привести к радиоактивному, биологическому и химическому заражению в машине.

Перемещение  членов  экипажа внутри  корпуса

Хотя двухместная башня с автоматическим заряжанием может иметь уменьшенные внутренние габариты, установка композитной/слоистой брони снаружи обшивки башни увеличит ее силуэт и, таким образом, габариты цели, которую она представляет для противника при ведении обстрела через гребень укрытия. Следует прилагать любые  усилия для снижения габаритов этой цели, особенно у основных боевых танков, которые должны противостоять обстрелу мощных танковых пушек противника.

Некоторое снижение размеров цели может быть осуществлено при нахождении экипажа на своих местах по обе стороны пушки за счет уменьшения высоты башни либо путем компенсации недостающего угла возвышения и склонения пушки регулируемой системой подвески (как во французской машине AMX-10RC), либо путем обеспечения возможности поднимать казенную часть ствола пушки в нишу в крыше башни при полном склонении (или над крышей башни, как в германской компоновке Flat Turret - ”Плоская башня”).

Более радикальное снижение размеров башни было предложено фирмой “Теледайн Континентал моторз” (ТСМ) в конце 1980-х годов, первоначально в поддержку разработки бронированной пушечной системы (AGS). Два члена экипажа из  башни были посажены в корпус, их головы были на уровне погона башни и только вынесенная пушка на своей установке оставалась над этой “совершенно плоской” башней, представляя значительно уменьшенную цель. Фирма ТСМ предложила также эти башни низкого профиля  для модернизации устаревших танков “Центурион” и М-60, заявляя, что масса, сэкономленная за счет ликвидации башни, может быть использована для усиления бронирования корпуса, что обеспечивает лучшую защиту и машины, и членов экипажа. Однако, хотя в конструкции машины фирмы ТСМ два основных члена экипажа размещались в корпусе, они продолжали поворачиваться вместе с установкой пушки. В этом случае нужно было использовать третьего члена экипажа для вождения и маневрирования машины. Повышенная защита экипажа была достигнута не столько за счет уменьшения объема, занимаемого экипажем, который все еще состоял из трех человек, сколько из - за размещения двух основных членов экипажа в корпусе, где они значительно лучше защищены.

Такое размещение членов экипажа маловероятно в машинах, разработанных русскими, из-за боеукладки карусельного типа, занимающей нижнюю часть боевого отделения. Не осуществимо такое значительное снижение габаритов башни и в западных основных боевых танках, в большой нише башни которых размещено много выстрелов первой очереди. В предложениях фирмы ТСМ большая часть выстрелов перевозилась в кормовой части корпуса в боеукладке, откуда они подавались в барабанный магазин в корзине башни для заряжания.

Танковый испытательный стенд  США представляет машину
с кормовым размещением двигателя,  на которой могут быть установлены варианты башни со 120- и 140-мм пушками

Танковый испытательный стенд  США представляет машину

с кормовым размещением двигателя,  на которой могут быть установлены варианты башни со 120- и 140-мм пушками

Более радикальным решением был полный отказ от “совершенно плоской” башни, вращающейся вместе с пушкой, и размещение командира и наводчика вместе с водителем на фиксированных рабочих местах в нижней части корпуса. Примером такой компоновки с задним размещением двигателя является танковый испытательный стенд (ТТВ) США конца 1980-х годов, созданный с использованием корпуса основного боевого танка “Абрамс “. А фирма Western Design предложила конструкцию с передним размещением двигателя, которая была признана победителем конкурса танковых конструкций, проведенного журналом Armor в 1993 г. В обеих этих машинах все три члена экипажа сидят рядом по всей ширине корпуса машины, а орудийная установка и ее система подачи боеприпасов размещены за ними и недоступны для них. В качестве альтернативы три члена экипажа могут, вероятно, размещаться в треугольном порядке, если должна быть уменьшена ширина корпуса. 

Дополнительным моментом, применимым к БМП (MICV), является то, что десант будет только приветствовать устранение корзины башни, которая является значительным препятствием для перемещения внутри машины и отделяет командира от водителя и отделения десанта, размещенного в корме. Экипаж башни перемещается в корпус.

Полное отделение экипажа от основного вооружения неизбежно будет означать, что вооружение должно управляться дистанционно и не контролироваться либо в башне уменьшенных габаритов, либо в какой-то форме выносной установки. В первом решении (ТТВ, предложение  Western Design) подача боеприпасов осуществляется внутри машины под защитой брони, тогда как в случае выносной подвесной установки этот процесс должен осуществляться за пределами броневой обшивки машины (как выдвигалось в раннем предложении по шведской машине UDES-19, а также Хилмесом в 1980-е годы).

Хотя, совершенно ясно, что между типом установки системы вооружения и экипажем для управления ею существует тесная взаимозависимость, в этой статье не будет специально рассматриваться тип установки вооружения, а будет продолжаться рассмотрение дальнейших аспектов размещения экипажа как такового.

Конструкция нового типа, представленная на конкурсе, проводимом редакцией журнала Armor, также отличается компоновкой для размещения экипажа в корпусе, магазином на 40 боеготовых полуконических боеприпасов, противовертолетными ракетами VL и гранатометом, стреляющим назад
Что насчет двух членов экипажа?

Конструкция нового типа, представленная на конкурсе, проводимом редакцией журнала Armor, также отличается компоновкой для размещения экипажа в корпусе, магазином на 40 боеготовых полуконических боеприпасов, противовертолетными ракетами VL и гранатометом, стреляющим назад

Что насчет двух членов экипажа?

Три члена экипажа современных башенных танков или БМП с вооружением с автоматическим заряжанием выполняют разные функции и работают с рабочих мест, оснащенных по-разному. По крайней мере, это имеет такие преимущества, что из трех членов экипажа один может быть подготовлен специально как водитель, а другой - специально как наводчик, и только командир должен уметь выполнять  все задачи в машине, а также управлять ею в тактическом отношении.

При размещении всех трех членов экипажа в корпусе нет причины, по которой нельзя установить рычаги управления на каждом из трех мест так, чтобы функцию вождения можно было передавать от одного члена экипажа другому, когда потребуется. Подобным образом, органы управления наводкой пушки и приборы прицеливания для стрельбы непрямой наводкой могли бы устанавливаться на всех трех местах, что в действительности является лишь расширением теперешней возможности командира брать на себя ответственность за обстрел целей, пользуясь своими дублирующими органами управления. С таких многофункциональных рабочих мест членов экипажа могут выполняться различные функции.

Так как число функций, которые могут или могли выполняться на каждом рабочем месте членов экипажа, возрастает, уже недостаточно будет обучать членов экипажа выполнению одной специальной задачи. Следовательно, стоимость и время, необходимые для обучения каждого человека, возрастут.

Исходя из этих соображений и помня требование о снижении габаритов машины, чтобы можно было обеспечить лучшую защиту как машине, так и экипажу, вполне логично спросить, возможно ли будет осуществлять эффективное управление танком или БМП лишь двумя членами экипажа.

Если бы это было возможно, то два из них легко бы разместились рядом друг с другом по ширине меньшей по размерам машины, где троим было бы слишком тесно. Что касается БМП (MICV), то пехотинец, командующий машиной, тоже предпочел бы видеть экипаж, управляющий его машиной, сокращенным с трех человек до двух, так чтобы обеспечить возможность дополнительному человеку спешиться для принятия участия в действиях в пешем строю.

Значительные преимущества могут быть получены, по крайней мере теоретически, от дальнейшей работы и концентрации всего управления машиной в руках одного “механика-водителя”. В этом пункте ученый и солдат должны, вероятно, разойтись во мнениях, причем последний будет настаивать, по крайней мере, на двух членах экипажа в боевой бронированной машине (AFV), не только, чтобы обеспечить удовлетворяющее управление машиной, но также чтобы оказывать моральную поддержку. Следовательно, экипаж из двух человек должен, вероятно, представлять приемлемый компромисс между уменьшением объема в целях повышения выживаемости экипажа и наличием достаточной численности личного состава для эффективного ведения машиной боевых действий.

Ранние попытки сократить экипаж до двух человек на таких машинах, как французские “Рено” FT-17 периода первой мировой войны и R-35 периода второй мировой войны, привели к тому, что их трудно было использовать, так как два члена экипажа были отделены друг от друга: водитель размещался в передней части корпуса, а командир/наводчик - в башне. В настоящее время признано, что если два члена экипажа должны управлять машиной, то они ни в коем случае не должны быть изолированы друг от друга, а должны размещаться близко друг к другу (если возможно плечом к плечу), либо оба в башне, либо оба в корпусе. Первая компоновка фактически  была принята во французском опытном истребителе танков AMX ELC конца 1950-х годов, в котором башня стопорилась в положении 12 часов при движении машины и расстопоривалась  и поворачивалась лишь для обстрела целей с неподвижной машины.

В недавнем прошлом было несколько разных подходов к размещению экипажа в двухместном танке, о некоторых из них упоминается ниже. В то время как в некоторых подходах все еще настаивают на рассмотрении членов экипажа по определениям, отражающим их основные функции, таким как “водитель” или “наводчик”, в других предлагаются члены экипажа, способные выполнять несколько задач, на универсальных рабочих местах.

Новое предложение по размещению экипажа из двух человек содержится в статье Дж. Б. Гилвайдиса из управления ТАСОМ (командование автобронетанковой техникой). В статье делается предположение, что следующим членом экипажа после помощника водителя и заряжающего, который будет выведен из  состава экипажа основного боевого танка, должен  быть наводчик, как это было в упоминавшихся выше танках “Рено”. Автор объясняет: “Электронная аппаратура могла бы принять на себя функции (наводчика) и, вероятно, выполнять их  даже более эффективно. На этом этапе технологии нам, конечно, не нужен член экипажа для нажатия на спусковой крючок. Более того, мы, конечно, можем сопровождать цель и осуществлять точную наводку на нее с помощью электронной аппаратуры”. Об этом же подходе к размещению двух членов экипажа, опирающемся на автоматизацию функций управления огнем, чтобы сохранить только командира и водителя, упоминал Ричард Огоркевич.

Другой подход к размещению двух членов экипажа можно увидеть в шведском танке “S” с пушкой казематного типа (разработанном в 1950-е годы и все еще находящемся на вооружении в настоящее время), в котором два основных члена экипажа размещены вместе на фиксированных рабочих местах в корпусе и каждый из них обеспечен средствами как вождения машины, так и наводки пушки. Неподвижная пушка танка “S” наводится по горизонтали на цель путем поворота всей машины за счет дифференциального действия его гусениц, тогда как вертикальная наводка осуществляется за счет наклона машины назад и вперед на ее управляемой системе подвески. В танке перевозится также третий член экипажа, но его обязанности ограничиваются наблюдением назад, наблюдением за механизмом автоматического заряжания и при необходимости вождением машины задним ходом. Хотя рабочие места не полностью дублируются, оба основных члена экипажа несут полностью ответственность за машину и могут обмениваться обязанностями, когда появляется необходимость.

Капитан Майк Ньюэлл, пишущий в журнал Armor, подчеркнул преимущество двухместного танка с размещением экипажа в корпусе, особенно, в отношении живучести и, следовательно, меньших боевых потерь. Однако он пишет: “Может ли экипаж из двух человек  выполнять маневрирование танка, обнаруживать и обстреливать цели и осуществлять командование и управление машиной? Может ли танковый экипаж из двух человек оставаться боеспособным во время длительных боевых действий?” Он предусматривает использование автоматически заряжаемой выносной пушки и необходимость непрямого наблюдения.

Когда научно-исследовательское управление МО (DRA) Великобритании собралось возглавить группу сотрудников от промышленности по своей программе демонстрационного макета “Инициативы министерства обороны по исследованию использования электронной аппаратуры в машинах” (VERD-1) в 1988 г., была принята идея универсального рабочего места экипажа, с которого любой член экипажа может выполнить любую функцию по управлению работой машины. Когда в 1993г. был начат этап VERDI-2, два из этих мест были объединены в систему размещения двух членов экипажа, расположенных бок о бок в корпусе машины. Эти рабочие места полностью дублируют друг друга, а то, что они расположены рядом, обеспечивает непосредственную связь между двумя членами экипажа.

Будут ли два члена экипажа на идентичных универсальных рабочих местах также быстро и эффективно управлять своей боевой бронированной машиной, как команда из трех различных членов экипажа на различных рабочих местах? Например, если командир двухместного танка обнаруживает цель, должен ли он временно отказаться от своей задачи кругового наблюдения, чтобы обстрелять ее, должен ли он положиться на свою автоматическую систему обстрела цели, чтобы она выполнила работу за него, или должен ли он отдать распоряжение своему подчиненному члену экипажа по осуществлению обстрела, продолжая наблюдение и общее командование? Если подчиненный член экипажа должен обстреливать цель, тогда как его командир продолжает круговое наблюдение, сможет ли он быстро передвинуть машину, если дерево или другое препятствие мешает прямому обзору цели? Окончательные ответы дадут только реальные испытания на опытных машинах; однако кажется вероятным, что два человека, обеспеченные хорошо разработанными рабочими местами, будут быстрее управлять своей машиной, чем экипаж из трех человек.

Следовательно,  сокращение количества  членов экипажа с трех до двух позволит не только уменьшить габариты танка и таким образом усилить уровень защиты, но и, вероятно, увеличить скорость и эффективность действий боевых машин будущего.

Что насчет возвращения к трем членам экипажа?

Введение приборов ночного видения с усилением изображения и тепловизионных приборов ночного видения обеспечило в настоящее время боевым бронированным машинам (AFV) возможность маневрировать и вести боевые действия 24 часа в сутки. Однако до сих пор предпринималась лишь слабая попытка усовершенствовать систему размещения экипажа, чтобы использовать эту новую возможность, и члены экипажа обычной трехместной башенной машины просто вынуждены продолжать непрерывно действовать в течение нескольких дней до того, как их машина будет отведена в резерв, чтобы дать им возможность отдохнуть.

Если управлять машиной намереваются лишь два члена экипажа, то через 24 часа непрерывных действий они очень устанут, а через 48 будут полностью истощены. В случае с БМП (MICV) это не будет представлять серьезной проблемы, так как, при условии, что обеспечена предшествующая подготовка, сменные члены экипажа могут быть привлечены из вполне достаточного числа пехотинцев, перевозимых в кормовой части машины; а в основном боевом танке обстановка скоро станет критической, так как сменных членов экипажа не будет, и быстро будут уменьшаться быстрота и эффективность, с которой два члена экипажа смогут управлять своей машиной.

Одним решением этого положения является замена уставшего личного состава свежим экипажем, чтобы машина могла продолжать действовать. Преимуществом этого подхода будет то, что будет в наличии четыре члена экипажа (два экипажа по два человека) для работы на машине, которые будут обслуживать и осуществлять наладку машины, заправлять ее топливом и боеприпасами. С другой стороны, основным недостатком будет то, что сменный экипаж должен будет прибывать на место встречи с танком в первом эшелоне поля боя и, следовательно, должен будет перевозиться в бронированной машине повышенной проходимости, чтобы гарантировать возможность замены экипажа.

Альтернативным решением, но решением, которое противоречит требованию сделать машину по возможности меньше, будет разработка основного боевого танка несколько большего объема (и, следовательно, либо несколько более тяжелого, либо предельно более уязвимого - надо надеяться, что не то и другое вместе) и вновь вводить третьего члена экипажа. В отличие от современной ситуации с башенными машинами с обычным экипажем из трех человек, где все три члена экипажа постоянно выполняют свои служебные обязанности, этот дополнительный человек будет “запасным”, отдыхающим и спящим в предназначенном для этого месте, тогда как два других члена экипажа управляют машиной. Затем они будут сменяться на двух рабочих местах и месте отдыха в соответствии с планом; например, сменившийся член экипажа может отдыхать 4,6 или 8 часов, прежде чем вновь вернуться к выполнению служебных обязанностей, так что каждому будет обеспечен 8- часовой отдых в течение 24-часового периода. Члены экипажа, приступающие к  выполнению обязанностей, будут попеременно занимать рабочие места и каждый может быть проинструктирован другим членом экипажа, который уже завершил половину своего рабочего времени. Выдача команд переходит от одного старшего  члена экипажа к другому и лишь самый младший по званию никогда не будет иметь такой обязанности.

В основном боевом танке с кормовым размещением двигателя место отдыха экипажа может располагаться по ширине машины непосредственно за спинками двух рабочих мест членов экипажа. В основном боевом танке с переднем размещением двигателя, имеющем переднее моторно-трансмиссионное отделение во всю ширину и кормовой вход, сменившийся член экипажа может отдыхать в проходе между кормовыми боеукладками и, таким образом, должен будет первым покинуть машину, если возникнет необходимость. Несомненно, третий член экипажа будет бодрствовать, когда танк вступает в бой, и должен получить обязанность ведения наблюдения назад, но вовлекать его в боевые действия не нужно и, вероятно даже, это может привести к обратным результатам.

Дополнительным преимуществом этой системы размещения экипажа будет то, что два члена экипажа смогут все же  продолжать управлять машиной с обычной эффективностью, если третий член экипажа будет ранен, и пострадает только продолжительность действий. В современных башенных танках с автоматом заряжания в подобных условиях командир должен будет принять на себя обязанности наводчика и будет изолирован от оставшегося члена экипажа, находящегося в корпусе на месте водителя.

Командир формирования, ответственный за подразделение, состоящее из обычных башенных трехместных танков, оснащенных приборами ночного видения, будет осведомлен, что все члены экипажей в этих машинах постоянно выполняют свои обязанности, кроме коротких периодов, когда отдельные члены экипажей могут получить разрешение подремать на своих местах. Поэтому такое подразделение должно будет выводиться из боя и переводиться в резерв для отдыха до того, как его члены экипажей слишком устанут, чтобы вести эффективные боевые действия. Командир подразделения, состоящего из двухместных танков, будет также знать, что эти экипажи должны заменяться через 24 часа (или в любом случае через 48 часов) и что невозможность выполнить это условие приведет к быстрому снижению их боеспособности. Однако офицер-командир подразделения, состоящего из основных боевых танков с действием двух человек при размещении в машине трех членов экипажа будет знать, что одна треть членов экипажей всегда будет сменившейся и отдыхающей и что, следовательно, он сможет вводить свое подразделение в бой непрерывно в течение многих дней.

Нерешенные проблемы

Если и в основном боевом танке, и в БМП собираются принять системы размещения экипажей в корпусе, то будет ли это означать конец дела или можно все еще ожидать проблем в дальнейшем? Если при любой попытке уменьшить габариты представляемой цели уменьшаются также габариты орудийной установки (сначала за счет удаления членов экипажа из башни и затем за счет перехода к выносной установке), то защита, обеспечиваемая системе вооружения, может быть меньше, чем при размещении ее в башне, и возвышение этой установки над корпусом может стать таким заметным, что противник без большого труда сможет определять местонахождение машины на фоне природного покрова. Эта одна из причин, почему потребитель до сих пор отклонял также выносные установки.

Второй проблемой будет проблема, как обеспечить командиру машины круговой обзор с самой высокой точки его машины, что является основной оперативной необходимостью. Если круговой обзор должен быть обеспечен непосредственно, то проблемой становится, как сочетать его с полным поворотом основного вооружения на 360 град.. Это сочетание было, конечно, достигнуто успешнее всего с помощью большой обычной танковой башни, но это то, от чего мы хотим избавиться. С другой стороны, если круговой обзор должен быть обеспечен косвенно, через датчики, установленные на верхней части орудийной установки (и, возможно, характеризующиеся независимым вращением), то возникает проблема, как информация, собранная этими датчиками, может удовлетворительно отображаться для членов экипажа, занимающих фиксированные рабочие места в корпусе. Наблюдения через дисплеи вождения и обстрела цели будут представлять небольшую трудность, гораздо сложнее обеспечить отвечающее требованиям видение непрямого кругового наблюдения.

В этой статье не делается попытка дальнейшего рассмотрения проблем  орудийной установки и “верхнего обзора” экипажа. Лучше сделаем выводы, перечислив причины, по которым как для основных боевых танков, так и для БМП (MICV) должны быть, вероятно, приняты компоновки с размещением экипажа в корпусе, и шаги, которые могут быть предприняты для осуществления этого.

отдыхать прежде, чем сменить одного из двух членов экипажа, управляющих машиной. БМП не требуется принимать эту систему “ действия двух человек при размещении в машине трех членов экипажа”, так как в ней имеется более чем достаточно людских ресурсов для обеспечения смены членов экипажа.

Машина - испытательный стенд перспективной технологии элементов (САТТВ) США представляет последнюю модель весящего больше нормы башенного основного боевого танка с кормовым размещением двигателя, огромной башней, системой автоматического заряжания в нише башни и тремя членами экипажа, постоянно выполняющими свои обязанности. Машина “Брэдли”, высота которой по крыше башни составляет 2,5 м, является слишком большой и заметной машиной для разведки. Машина - танковый испытательный стенд - представляет первый шаг к компоновке с размещением экипажа в корпусе, испорченной, вероятно, чрезмерно выступающей орудийной установкой и сохранением кормового размещения двигателя, мешающего введению входа в машину через комовые двери.

Переделка машины “Уорриор” с передним расположением двигателя и входом через кормовые двери с двумя членами экипажа, размещенными плечом к плечу на фиксированных рабочих местах в корпусе, для установки системы VERDI-2 управления DRA является путем к компоновке “действия двух человек при размещении в машине трех членов экипажа” для комплектования личным составом основных боевых танков и разведывательных машин при ведении круглосуточных боевых действий.





 
 
ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ