ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ
 
 




ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ТАНКА

Боевые танки находятся на распутье разработки

P.M. Огоркевич

Огромные танковые армии, возможно, исчезнут в результате изменений в политическом климате, но тем не менее на вооружении во всем мире остаются тысячи танков. Несмотря на вопрос о будущем машины, еще нет доказательств, что сухопутные войска могут обойтись без того, чем в основном являются танки, - мобильных, защищенных платформ с вооружением, ведущих стрельбу прямой наводкой.

В результате танки будут про­должать развиваться, но будущие танки, как ожидают, будут отличаться в некоторых отношениях. Чтобы подчеркнуть это, их уже не называ­ют танками, а называют "боевые системы будущего" (FCS) в США, "требования к подвижному средству для стрельбы прямой наводкой" (MODIFIER) в Великобритании и "новые бронированные платформы (NGP) в Германии. Самыми радикальными изменениями, предусмат­риваемыми органами военного пла­нирования, являются новые системы оружия, которые, вероятно, будут устанавливаться в танки будущего. Основной причиной этого является улучшение броневой защиты танков, что делает их еще более стойкими целями для танковых пушек и требует, чтобы пушки были более мощными.

Исследования,   осуществляе­мые в Швейцарии и в других стра­нах, показывают, что для поражения усовершенствованной брони танко­вым пушкам необходимо выстрели­вать снаряды APFSDS (бронебойные оперенные с отделяющимися ведущими частями) с дульной энер­гией примерно 18 МДж - снаряды современной 120-мм танковой пушки имеют дульную энергию всего 9-11 МДж.

Повышение кинетической энергии снарядов танковой пушки может быть достигнуто путем увеличения либо массы, либо скорости снарядов. Однако пер­вое предполагает также увеличение ка­либра пушки. Возможность осуществле­ния этого изучалась с начала 1980-ых го­дов, когда145-мм пушки включались в разработки программы США по будущей машине для ведения ближнего боя (FCCVS); в 1988 г. Франция, Германия, Великобритания и США достигли согла­шения по 140-мм калибру будущих танко­вых пушек. Впоследствии эти четыре страны (а также Израиль и Швейцария) изготовили экспериментальные 140-мм пушки.

Пушки такого калибра могут достигать энергетического уровня 18 МДж, ко­торый считается необходимым для пора­жения усовершенствованных типов танковой брони, так как их каморы в два раза больше камор имеющихся 120-мм пушек. Они могут также устанавливаться в мо­дифицированные варианты имеющихся танков, как было показано в 1994 г. уста­новкой 140-мм пушки ХМ-291 США на ис­пытательный стенд перспективной технологии элементов (САТТВ), который со­стоял из двухместной башни с разме­щенным в нише автоматом заряжания, установленной на модифицированном корпусе танка М-1А1.


Однако перспектива установки 140-мм пушек оказалась непопулярной у по­требителей танков из-за больших разме­ров боеприпасов и являющегося резуль­татом сокращения количества боеприпа­сов, которое можно разместить в танке (хотя такой танк, как САТТВ мог бы пере­возить до 39 выстрелов - лишь на один выстрел меньше, чем на танке М-1А1 для 120-мм пушки). Кроме того, развал Советского Союза снял крайнюю необходимость замены имеющихся 120-мм танко­вых пушек. Сухопутные войска отказа­лись поддерживать разработку обычных 140-мм танковых пушек с твердотопливными снарядами (SP). Однако они остаются стандартом, по которому оце­ниваются другие новые пушки, и в этом году фирмы GIAT, "Рейн металл" и "Ройал орднанс" создали объединенную фирму для продол­жения дальнейшей разработки.

На краткосрочном этапе сухо­путные войска предполагают достичь значительного улучшения воз­можностей поражения брони своими танками,   продолжая  разработку имеющихся 120-мм пушек. Она не предусматривает    существенного увеличения массы снарядов, хотя можно ожидать некоторого возрас­тания массы сердечников благодаря снижению паразитной массы поддо­нов, что стало возможным за счет использования усовершенствован­ных материалов. Иначе говоря, лю­бые   значительные   увеличения дульной энергии снарядов могут быть достигнуты лишь путем увели­чения начальной скорости выше се­годняшнего уровня от 1600 до 1800 м/с.

Изменение подходов

Некоторое увеличение началь­ной скорости может быть получено при использовании более высоко-энергетических метательных заря­дов и удлинении стволов пушек. Это уже планируется для 120-мм пушки германского танка "Леопард-2", дли­на ее ствола увеличивается с 44 до 55 калибров. Самое же большое увеличение ожидается от преобра­зования обычных пушек с твердыми метательными зарядами (SP) в электротермохимические  (SPETC) пушки с твердыми метательными зарядами.

Попытка преобразовать 120-мм SP танковые пушки в электротермо­химические (ETC) пушки была сде­лана в США еще в 1989 г., но она оказалась преждевременной. С тех пор произошло большое изменение в подходе к пушкам ETC. Больше не полагают, что они получают боль­шую часть энергии приведения снаряда в движение из вырабатываемой электриче­ским способом плазмы, которая в пушках SPETC выполняет функцию мощного воспламенителя твердого метательного заряда. Это снижает потребности в элек­трической энергии до величины менее 0,5 МДж, что делает пушки SPETC значи­тельно более реальными. Плазменное воспламенение позволяет также исполь­зовать заряды более высокой плотности и снизить температурную чувствитель­ность метательного заряда.

Научно-исследовательская лабора­тория сухопутных войск США (ARL) оце­нивает, что все это в сочетании с усо­вершенствованиями, которые могут быть внесены в пушки SP, сделает пушки SPETC способными стрелять снарядами с большей, на 40 процентов, дульной энергией по сравнению с пушками SP. В случае 120-мм танковых пушек SPETC это означало бы 14-15 МДж (что прибли­жается к энергетическому уровню 140-мм пушек SP), с этой точки зрения, это за­манчивое предложение для танков буду­щего. Однако их электрические элементы сделают системы танковых пушек более сложными, а также представляющими проблемы объединения, связанные с по­током больших токов.

Большая часть успеха, достигнутого до сих пор в области пушек SPETC, яв­ляется результатом новой работы в цен­тре ядерных исследований Soreq в Из­раиле. Работа по их применению для танков продолжается во Франции, Гер­мании и США. Ближайшим результатом этой работы должна быть, вероятно, 120-мм пушка SPETC, которая, как ожидают, будет действовать в Германии к 1999 г. и стрелять снарядами APFSDS (бронебой­ными оперенными с отделяющимися ве­дущими частями) с начальной скоростью 2100 м/с (означающая дульную энергию примерно 14 МДж).

Совершенно иной способ достиже­ния больших дульных энергий посредст­вом более высоких скоростей снарядов предлагают электромагнитные (ЕМ) пуш­ки. Они рассматриваются органами воен­ного планирования США как часть "полностью электрической" боевой системы будущего (FCS),   которая должна быть разработана к 2015 г. (см. с. 13). Органы военного плани­рования Великобритании также говорят об электромагнитных пушках как   о   вооружении   машины MODIFIER, которая должна посту­пить на вооружение к 2020 г.

Однако в поле зрения нет еще реальной танковой электромагнит­ной пушки. В США работа по новым электромагнитным пушкам была не­давно прекращена из-за оправдан­ных сомнений в возможности разра­ботки устройств аккумулирования электроэнергии, достаточно малых для установки в танк. В Великобри­тании на полигоне управления оцен­ки и НИОКР министерства обороны (DERA) в Керкубри, графство Шот­ландия, реальные снаряды APFSDS запускаются в настоящее время со скоростями до 1730 м/с, а опытные снаряды со скоростями до 2340 м/с. Однако этого достигли из лабора­торных электромагнитных пусковых установок, а не из принимаемых на вооружение танковых электромаг­нитных пушек (над которыми не ра­ботают в Великобритании).

Аккумулирование электроэнергии остается проблемой. Плотность энергии конденсаторов достигла 1,3 МДж/м3, дальнейшая разработка, как утверждают, увеличит ее до 5 или 7 МДж/м3. Даже это не приведет к приемлемой системе танковой элек­тромагнитной пушки. В частности, чтобы выработать дульную энергию 15 МДж, потребуется батарея кон­денсаторов на 50 МДж, даже если плотность ее энергии была бы 7 МДж/м3, она заняла бы 7 м3 или по­ловину всего внутреннего объема типового танка.

В настоящее время надежды возлагаются на вращающиеся элек­трические машины, такие как компульсаторы, которые сулят более высокие плотности энергии, чем конденсаторы. Однако их следует

еще испытать. Существуют и некоторые другие большие проблемы, которые сле­дует решить, включая компоновку всей системы электромагнитной пушки с ее мегаамперными токами.

Окружение противника

Существует также вопрос об эффек­тивности процесса поражения брони, ис­ходя из высоких скоростей снарядов, свя­занных с электромагнитными пушками. Что касается снарядов APFSDS и большинства компоновок брони, то последние исследования в отделе окончательной обработки результатов лаборатории ARL показали, что он не очень эффективный.

Пока все эти вопросы и проблемы остаются еще нерешенными, эффектив­ность имеющихся танковых пушек повы­шается за счет разработки новых типов боеприпасов. Примером таких боеприпасов является 120-мм самонаводящийся снаряд, применяемый по принципу "выстрелил-забыл" (STAFF) XM-443 США, который дает возможность танку пора­жать бронированные машины противника и другие цели за пределами досягаемо­сти обычных танковых снарядов. Он включает миллиметрововолновый (MMW) датчик, который производит поиск на ме­стности, находящейся под его траектори­ей полета и при обнаружении цели вы­стреливает в нее ударные ядра (EFP).


Другой новый выстрел, разработанный для российских 125-мм танковых пушек, включает осколочно-фугасный снаряд с фокусированием осколочного поля в передний конус и с дистанционным взрывателем, устанавливаемым систе­мой управления огнем танка в соответствии с дальностью до цели. Это обуслав­ливает выбрасывание поражающих элементов из снаряда ближе к цели и с большей точностью способом, подобным способу 35-мм снарядов AHEAD пушки "Эрликон". Это делает его эффективным против вертолетов, а также противотан­ковых ракетных комплексов и легкобронированных машин и даже против боевых танков для разрушения их прицелов и приборов наблюдения. Танковая броня, которая побу­ждает разработку более мощных танковых пушек, постоянно совер­шенствуется с 1970-х годов после введения брони, которую в настоя­щее время называют неэнергетиче­ской реактивной броней (NERA), и взрывной реактивной брони (ERA). В последнее  время  осуществлено дальнейшее совершенствование за счет третьего типа реактивной бро­ни. Подобно двум другим типам эта броня состоит из металлических слоистых конструкций наклонной компоновки, но с внутренними слоя­ми, которые не являются ни инерт­ными, ни взрывными. Вместо этого, внутренние слои изготовляются из энергетических, но невзрывных ма­териалов, что делает слоистые кон­струкции этого типа реактивной брони более эффективными, чем броня NERA, и свободными от проблем безопасности брони ERA.

Меньших габаритов, но с лучшей защитой

Усовершенствования в защите сопровождались увеличением мас­сы танков, которая выросла до мак­симума в 63 т, тогда как масса их лобовой брони превышает 3,5 т/м2. Дальнейшие улучшения броневой защиты могут быть достигнуты при использовании пассивной или реактивной брони путем снижения габа­ритов танков, что обеспечит увели­чение  поверхностной  плотности брони. Альтернативно, уменьшение габаритов танков позволит им быть легче, не принося в жертву их бро­невую защиту. Этот курс принимается.

В частности, проектная масса машины FCS США лишь 39 т, в зна­чительной степени, в целях готовно­сти к стратегическому развертыва­нию. Масса машины MODIFIER Ве­ликобритании установлена с боль­шим запасом: "менее 50 т", но при этом идеальная масса составляет 40т.

Масса танков, как ожидают, будет уменьшена главным образом потому, что ими будет управлять меньшее количест­во членов экипажа и, следовательно, по­требуется меньший внутренний объем. В настоящее время значительное боль­шинство западных танков все еще имеет традиционные экипажи из четырех чело­век. Сюда входят самые многочисленные из них, танки М-1 США, которых произведено 9152 единицы, и наиболее широко принятые, германские танки "Леопард-2", которых произведено 2950. В производ­стве находятся еще, по крайней мере, три танка с экипажем 4 человека: британ­ский танк "Челленджер-2", итальянский танк "Арьете" и южнокорейский танк К-1.

Однако, начиная в 1960-е годы с танка Т-64, сухопутные войска бывшего Советского Союза перешли к танкам с экипажами три человека, в настоящее время в мире используются более 20000 таких танков. Это изменение стало воз­можным за счет замены заряжающего ав­томатом заряжания карусельного типа, что сэкономило 0,9 м3 внутреннего объема.

В последнее время экипажи три че­ловека приняты на японском танке "Тип 90" и на французском танке АМХ "Лек-лерк", на обоих танках установлены ав­томаты заряжания, размещенные в нише башни. Предполагается дальнейшее со­кращение количества членов танковых экипажей до двух человек. Однако хотя использование экипажей из двух человек может показаться новаторским, оно уже рассматривалось несколько раз.

В 1959 г. британский научно-исследовательский центр по боевым ма­шинам (FVRDE) создал экспериментальный безбашенный танк с экипажем два человека - названный, соответственно, "Кантеншес" ("Спорный"). В 1962 г. рус­ские создали другой экспериментальный танк с экипажем два человека, объект 775 - ракетный танк. Оба члена экипажа были размещены в башне, в которой бы­ла установлена 125-мм ракетная уста­новка.

Ни один из этих танков не был принят, но в 1980-е годы начали вновь рассматривать эту концепцию, осо­бенно в Германии, где испытания с модифицированным танком "Леопард-2" с экипажем два человека привели к заявлениям, что он работал лучше, чем стандартный танк с экипажем четыре человека. За этим последовало   создание   фирмой "Краус-Маффей" концепции общей защиты экспериментального корпуса (EGS) с экипажем два человека, размещенным в передней части корпуса, и безэкипажной, дистанци­онно управляемой башней за ним.

Увеличение лобовой брони

Компоновка EGS была подска­зана   танковым   испытательным стендом (ТТВ), созданным фирмой "Дженерал дайнэмикс ленд системз" (GDLS) в начале 1980-х годов для командования   автобронетанковой техникой (ТАСОМ) США. Танковый испытательный стенд имел экипаж еще из трех человек и продемонст­рировал преимущества размещения всех членов экипажа в корпусе, хотя его критическая лобовая зона (в которой размещен экипаж) была всего 2,77 м по сравнению с 3,59 м2 танка М-1, на шасси которого был уста­новлен стенд ТТВ.

Критическая лобовая зона EGS еще меньше, что дает возможность больше закрыть ее броней без из­лишнего увеличения массы машины. Этот принцип ясно показан подобной компоновкой, представленной недавно  в  США  управлением ТАСОМ, она представляет собой 39-т машину FCS, однако, как ожидают, будет иметь лобовую броню, экви­валентную катаной гомогенной бро­не (RHA) толщиной 1000 мм. Размещение экипажа в корпусе повы­шает также их выживаемость, так как отмечается немного попаданий в танки ниже примерно 0,7 м.

Несмотря на их преимущества по живучести, на танки с экипажем два человека смотрят скептически из-за сомнений в способности двух человек управлять ими продолжительное время. Ответ сухопутных войск Германии таков: признать ограниченную выносливость экипажей из двух человек и планировать второй экипаж из двух человек для каж­дого танка, который будет сменяться время от времени с первым. Однако по­требители танков с боевым опытом со­мневаются в результатах смены экипа­жей под влиянием напряжения и замешательства в боевой обстановке.

Автоматизация облегчает существование

Постепенная автоматизация все большего количества функций экипажа облегчает управление танками экипажа­ми из двух человек.

Автоматическое заряжание пушек уже хорошо апробировано (особенно в разработанных русскими танках). В на­стоящее время за этим следует разра­ботка дистанционных органов управле­ния пушкой, что является важным сопут­ствующим обстоятельством размещения экипажа в корпусе. В японском танке "Тип 90" и израильском танке "Меркава" сис­темы управления огнем уже включают функции автоматического сопровождения цели и продолжается разработка автома­тического обнаружения целей, что еще снизит рабочую нагрузку экипажа.

Примером этих разработок является система широкоугольного наблюдения и автоматического   обнаружения   цели (WASAD), разрабатываемая управлением оценки и НИОКР министерства обороны (DERA) в Великобритании, которая долж­на испытываться в этом году на танке "Челенджер-2". Другим примером являет­ся система поиска в обширном районе и опознавания цели, разрабатываемая в США фирмой "Нортроп Грумман". Эта система соединяет вводы от электрооп­тических и миллиметрововолновых дат­чиков и должна испытываться в мае следующего года. Обе эти системы значи­тельно снижают время обнаружения цели и должны исключить утомление от длительного наблюдения.


Системы WASAD и фирмы "Нортоп Грумман" являются частью общего направления к еще более эффективным системам управления огнем, которые обеспечивают эки­пажу панорамный обзор окружаю­щей обстановки, автоматически об­наруживают и опознают цели танка и могут определить дальность до них или указывать их для доставки боеприпаса. Основные элементы таких систем включают многоспектральный тепловизионный прибор широкого поля зрения с несколькими секторами обзора 480 х 640, кото­рый разрабатывается фирмой "Хьюз эркрафт". Он дополняется миллиметрововолновым датчиком для ав­томатического обнаружения целей и составления карт дальности. Буду­щие системы управления огнем, как ожидают, будут также включать мно­гофункциональный лазер для ла­зерного радиолокационного автома­тического обнаружения танковых целей, целеуказания и точного оп­ределения дальности. Выходные данные всех этих подсистем, а так­же тепловизионной системы с высо­кой разрешающей способностью должны соединяться в многоспек­тральном приборе обработки сигна­лов для автоматического выявления характерных признаков цели и рас­познавания ее. Возрастающее дове­рие к датчикам для обнаружения и захвата цели и поражения ее делает устаревшими традиционные возра­жения по поводу размещения всего экипажа в корпусе, потому что ко­мандир не может больше вести на­блюдение с верхней точки танка - головки датчиков легко можно разместить там или даже на мачте над крышей танка. Непосредственное наблюдение, вероятно, должно становиться все более опасным из-за разработки лазерного оружия на­правленного действия (DEW), от которого не защищают фильтры оптических при­боров в перископических системах. Од­нако другие системы наблюдения, такие как камера с экраном, вряд ли должны подвергаться его воздействию.

Кроме перспективных систем управ­ления огнем, танки будущего будут также иметь приборы определения местополо­жения / навигации (POS/NAV),которые уже установлены в танке М-1А2 США и обеспечивают точное определение ме­стонахождения. Они будут оснащены также системами межмашинной связи , которые будут обеспечивать экипажи те­кущими данными о поле боя. Все это значительно улучшит понимание и учет обстановки и даст им возможность быст­рее и эффективнее реагировать на угрозу.

Существует опасность, что объем информации, который будет обеспечи­ваться этими системами, может перегру­жать экипажи танков будущего. Поэтому большие усилия прилагаются к разработ­ке компактных (разработанных с учетом эргономических требований)  рабочих мест экипажа, которые позволят танко­вым экипажам усваивать и эффективно использовать информацию, предоставляемую им, и таким образом управлять всей системой танка. Работа над этим выполняется в Великобритании управле­нием DERA на базе программы "Соору­жение демонстрационного макета рабо­чего места экипажа-2 (CSDF-2) и программы VERDI-2 и привела к созданию моделирующего устройства перспектив­ной наземной платформы (ALPS). Подоб­ная работа продолжается управлением ТАСОМ сухопутных войск США по про­грамме по объединенной перспективной технологии члена экипажа и в Германии фирмой "Краус-Маффей". Когда эти пер­спективные рабочие места экипажа будут, в конце концов, приняты на вооруже­ние, они коренным образом изменят об­становку, в которой работают танковые экипажи.

Дисплей и органы    управления будущего рабочего места экипажа из двух человек, как его представляет себе управление ТАСОМ сухопутных войск США

Рис. 1. Дисплей и органы    управления будущего рабочего мес­та экипажа из двух человек, как его представляет себе управление ТАСОМ сухопутных войск США:

1 - панорамный дисплей с дисплеями боковых участков (не показаны); 2 - алфавитно-цифровая клавиатура; 3 - вилко-образный пульт управления с переключателями определе­ния вероятного воздействия средства поражения; 4 - раз­деленная центральная консоль; 5 - традиционные педали ускорения / торможения; 6 - переключатели радиостанции и шумоподавителя; 7 - распознавание речи; 8 - меню доступа к программируемым нажимным кнопкам дисплея; 9 - три идентичных многофункциональных дисплея; 10 - объемные слуховые сигнализаторы

Проявление инициативы в предупреждении о лазерном облучении

Кроме применения в выполнении функций экипажа, автоматизация яв­ляется также существенной частью то­го, что в Великобритании называется DAS (системы средств обороны - в сущности, они являются системами ак­тивной защиты). Их применение на танках возглавили сухопутные войска бывшего Советского Союза и израильские силы обороны. В 1980 г. некото­рые танки бывших стран - участниц

Варшавского договора и израильский танк "Меркава" были уже оснащены бортовыми приемниками системы пре­дупреждения о лазерном облучении (LWR), достаточно чувствительными для определения не только лазерных дальномеров и целеуказателей, но и лазерных лучей наведения противотанковых управляемых ракет. Совет­ская и израильская инициатива в об­ласти LWR была связана с разработкой в обоих случаях ракет с наведени­ем по лазерному лучу, эффективные меры противодействия которым могли быть разработаны на основе приемников системы предупреждения о лазер­ном облучении. За пределами этих стран, использование приемников сис­темы предупреждения о лазерном об­лучении ограничивается японским тан­ком "Тип-90" и итальянским танком "Арьете".

Русские были также на переднем крае использования передатчиков по­мех ИК системам / ложных целей про­тив противотанковых управляемых ра­кет с командным наведением с оптиче­ским сопровождением, как показало появление системы "Штора" на их танках Т-80 и Т-90, а также на украинском танке Т-84. После войны в районе Пер­сидского залива 1990-1991 годов пере­датчики помех ИК системам / ложные цели Eirel, изготовленные фирмой CS Defense, были установлены также на французские танки АМХ-30В2 и бронированные разведывательные машины AMX-10RC. Всего было произведено 300 систем Eirel и за ними последова­ла разработка нового передатчика по­мех И К системам / ложной цели, эф­фективного против ракет с импульсно-моделируемыми системами наведе­ния.


Прогрессивные передатчики помех

Передатчики помех ИК системам AN/VLQ-8A также были разработаны в США во время войны в районе Пер­сидского залива 1990-1991 годов и фирма "Локхид Сандерс" поставила сухопутным войскам США 1000 пере­датчиков. Однако такие передатчики начали устанавливать в США лишь в прошлом году и то не на танки М-1, а на вариант M-2A20DS БМП "Брэдли". В прошлом году фирма "Локхид Сан­дерс" подняла разработку передатчи­ков помех ИК системам / ложных целей на следующую ступень, сочетая их с электрооптическими приборами обнаружения и успешно используя эту сис­тему на движущейся машине для дезориентации атакующей ракеты. Как ожидают, оба типа систем вывода из строя электронного оборудования бу­дут устанавливаться на машину FCS США и, вероятно, на другие танки для повышения их живучести. Системы вывода из строя материальной части вряд ли будут осуществляться какое-то время, хотя русские изготовили систе­му "Дрозд" и установили ее на танки Т-55 в 1981 г. Недавно Россия представила другую систему вывода из строя материальной части ("Арену"), уста­новленную на танке Т-80. Ее примеру, возможно, не последуют в ближайшем будущем, но ее появление уже дало толчок для работы в США и других местах над системами противодейст­вующей защиты. Они включают ракеты с кумулятивными боевыми частями, действующими на больших расстояни­ях (long-sfandoff).

Другие меры, направленные на повышение живучести танка, включают оптимизацию формы машины для сни­жения эффективной поверхности рассеяния, что уже видно на французском танке "Леклерк" и даже еще более оче­видно на германской машине EGS и макете машины FCS США.

Радиолокационная сигнатура может быть также уменьшена за счет использования композитных материалов;

в США утверждают, что корпуса тан­ков, изготовленные из композитных материалов, будут на 35 процентов легче, чем соответствующие металли­ческие корпуса. Даже если это верно, экономия по массе всего танка не составит более 10 процентов и сомнительно, будет ли это оправдывать высокую стоимость и другие проблемы, связанные с конструкциями из компо­зитных материалов.

Компактный танк "Леклерк"

Более благоразумным способом дальнейшего снижения массы танков является разработка более компакт­ных силовых установок. Это уже при­вело к значительному снижению габа­ритов и, следовательно, это может быть полезным для снижения массы танков. Танк "Леклерк", который на 1 м короче танка М-1 США и на 1,4 м короче британского танка "Челленджер-2", является хорошим примером этого, так как на нем установлена новая компакт­ная силовая установка более совер­шенной модели: короткий корпус танка "Леклерк" обеспечивает на ранних тан­ках экономию по массе 3-4,5т.

Четырехтактные дизельные двигатели продолжают доминировать в конструкциях силовых установок, но украинское харьковское бюро разработки двигателей предлагает заманчи­вую альтернативу. Она состоит из серии оппозитных двухтактных дизель­ных двигателей, разработанных пер­воначально для советского танка Т-64. Подобный тип двигателя ("Лейленд" L.60) причинял беспокойство, когда ис­пользовался на британских танках "Чифтен", но харьковскому бюро, ка­жется, повезло больше с его двигате­лями. Двигатель 6ТД-2 мощностью 1200 л.с. (883 кВт), находящийся в настоящее время в производстве, имеет высокую     удельную     мощность 54,2 кВт/дм3 рабочего объема цилиндра. Силовая установка на его базе имеет объем всего 3,2м3 и проще, чем с любым другим дизельным двигателем, так как он обходится без вентиляторов, вместо них имеется система охлаждения, приводимая в действие турбиной системы выпуска отработавших газов.

Поиски более компактных сило­вых установок приводят периодически к оживлению интереса к газотурбин­ным двигателям, которые в настоящее время установлены лишь на танке М-1 США и российском танке Т-80. Последний пример дается управлением ТАСОМ, которое рассматривает газотурбинный двигатель мощностью 1250 л.с. (932 кВт) для установки на машину FCS в качестве альтернативы дизельному двигателю. Однако более высокий расход топлива газотурбинным двигателем противоречит текущей политике сухопутных войск США, решительно сокращающей потребности в топливе боевыми частями.

В действительности, бронетанко­вой дивизии США на сутки боевых действий требуется 1700 т топлива, 40 процентов из них потребляют танки М-1 с газотурбинными двигателями. Эта ситуация осознается должным образом, когда она является основной помехой оперативной мобильности. Неблагоприятные результаты большого расхода топлива были ясно продемонстрированы во время марша для вы­хода во фланг противнику VII корпуса США в операции "Буря в пустыне" 1991 года. Темп продвижения определялся не скоростью танков, а значительно более низкой скоростью транспорта снабжения.


Дизельный двигатель оказался распространенным

Значительный шаг к достижению выполнения этих требований по сни­жению расхода топлива можно было бы сделать почти немедленно путем модернизации танков М-1 за счет ди­зельных двигателей. Это было показа­но сравнительными испытаниями, про­веденными в Швеции в 1994 г., во время которых (на протяжении всего рас­стояния 3700 км) оснащенный газотурбинным двигателем танк М-1 потреблял в два раза больше топлива, чем оснащенный дизельным двигателем танк "Леопард-2". С этой точки зрения, не удивительно, что фирма GDLS не­давно заменила газотурбинный двига­тель дизельным двигателем МТ-883 фирмы MTU на танке М-1А2, который предлагается на экспорт.

Кроме большей топливной экономичности, силовая установка на базе дизельного двигателя МТ-883 более компактна, чем газотурбинная силовая установка, которую она заменяет. Она также более компактна, чем более ранние дизельные силовые установки, включая силовую установку на базе двигателя МВ-873 фирмы MTU, кото­рая установлена на танке "Леопард-2".

Танки будущего должны получить выгоду от дальнейшей разработки че-тырехтактных дизельных двигателей, которая, по мнению комитета "Блю риббон", основанного в помощь управ­лению ТАСОМ, может уменьшить га­бариты двигателя мощностью 1500 л.с. (1,119 кВт) до 0,54 м3 по сравнению с 0,96 м3 лучшего из современных дви­гателей; объем всей силовой установ­ки может быть снижен примерно с 5 м3 до менее 4 м3.

Значительный вклад в уменьшение габаритов силовых установок мо­жет быть сделан за счет изменения конструкции танковых трансмиссий. Так как они стали более сложными, они также стали такими же большими, тяжелыми и дорогостоящими, как двигатели. Более компактные (даже если менее сложные) трансмиссии россий­ских танков, конечно, способствуют меньшим габаритам их силовых уста­новок.

Одним из возможных изменений является устранение гидротрансфор­матора гидрокинетического типа, кото­рый стал особенностью трансмиссий западных танков. Без него можно обойтись при использовании большего количества зубчатых передач и элек­тронных регуляторов. Его устранение не только дает возможность осуществить уменьшение габаритов трансмис­сии, но будет также означать, что сис­тема охлаждения не должна больше рассеивать теплоту, вырабатываемую гидротрансформатором.

Электрические трансмиссии являются потенциальной альтернативой, но они должны еще оказаться более компактными, более легкими и более эффективными, чем механические или гидромеханические трансмиссии. Они, несомненно, предлагают ряд преимуществ, включая отсоединение двигателя от бортовой передачи, что дает возможность эффективнее обслуживать двигатель. Однако принятие электрических трансмиссий вряд ли должно значительно продвинуться, так как они продолжают страдать от некоторых недостатков, включающих габариты их элементов регулирования мощности и системы охлаждения, необходимой для рассеивания теплоты, которую они создают.

 


R.M. Ogorkiewicz Transforming The Tank. Battle tanks stand at a cross roads of development. Jane's International Defense Review, 1997, No 10, p. 30, 31,33, 35-37,40,41,43

 








 



ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ