ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ
 
 

РАЗРАБОТКА БОЕВОЙ МАШИНЫ ПЕХОТЫ БУДУЩЕГО

 

Грегори А. Пикелл

Грегори А. Пикелл - капитан резерва сухопутных войск США, служащий начальником разведывательного отделения 404-го батальона по связи

с гражданской администрацией и населением в Форт-Дикс, и консультант НИИ анализа военных проблем. Он окончил военное училище

сухопутных войск США и имеет степень магистра по исследованиям в области национальной безопасности, полученную в Джорджтаунском университете.

  Эта статья основана на обширном изучении боевых машин пехоты. Исследование, анализ и вытекающие предложения принадлежат автору.

 

Дебаты о конструкции бронированных машин для перевозки пехоты ведутся с начала появления бронированных машин и их первого боевого применения. Сразу после применения танков на Западном фронте в 1917 г . делались попытки перевозить пехоту в отделениях в кормовой части некоторых машин. Эти попытки были безуспешны, однако дебаты по поводу тактики совместных действий танков и пехоты и поиски необходимых конструктивных решений продолжаются и сегодня.

Во многих отношениях эта статья представляет последние взгляды и накопленный опыт по конструкции боевых машин пехоты (IFV). Окончание холодной войны, вместо упрощения, сделало разработку БМП ещё сложнее, появились более противоречивые требования, чем когда-либо ранее. Воплощение новых требований в конструкцию привело к серии конструктивных ошибок, относящихся к ранним этапам периода холодной войны. Совокупным результатом является поколение боевых машин пехоты, которые, как правило, не эффективны ни в локальных, ни в широкомасштабных боевых условиях.

Эта статья начинается с рассмотрения требований к БМП современного и будущего поколений - что является не простой задачей, так как качества, которые считаются обязательными специалистами, имеющими боевой опыт, иногда не соответствуют другим требованиям, которые задавались при разработке БМП с конца второй мировой войны. К уже длинному перечню свойств, которыми должна обладать БМП, добавились эксплуатационные требования для использования в локальных конфликтах.

В статье на основании требований к БМП анализируется перспективность имеющихся и новых конструкций. В конце выбирается предпочтительная конструкция и кратко рассматриваются её преимущества в техническом и стоимостном плане, которые будут влиять на её разработку и использование.

Для любого обсуждения современных тактических требований и конструкции БМП важно ясное понимание зависимости между тактикой и технологией.

В тех случаях, когда сначала вводятся революционные технологии, естественно эти технологии управляют тактикой. В большинстве других случаев (в том числе тех, которые включают разработку революционных технологий) тактика обычно направляет эту разработку. Говоря иначе, революционные технологии управляют тактикой; разработка эволюционных технологий должна управляться тактикой. В большинстве случаев тактические требования управляют процессом разработки БМП.


Раз относительное главенство тактики в разработке БМП установлено, следующая проблема должна включать выделение обоснованных тактических требований из тех, которые не обоснованы. Хотя это проблема, которая не имеет простого решения, большинство согласится, что тактические требования, выработанные на основе боевого опыта, бывают “хорошими требованиями” значительно чаще, чем требования, выдвинутые в мирное время. Если невозможно разработать тактические требования с учётом боевого опыта, то следующий лучший результат могут дать  требования мирного времени, выдвинутые организациями или отдельными лицами, имеющими боевой опыт. И наконец,  тактические требования, выдвинутые в мирное время и без вклада тех, кто имеет относящийся к делу опыт, являются обычно самыми неэффективными.

Разработка БМП представляет обычный эволюционный процесс разработки систем вооружения , на который повлияла революционная технология ядерного оружия. Первая современная боевая машина пехоты, советская БМП-1, была непосредственным результатом ( в отношении конструкции) советской попытки развития таких машин в ответ на появление атомной бомбы. Последующая разработка БМП на Востоке и на Западе отражала влияние конструкции БМП-1 даже после того, как стало ясно, что влияние атомного вооружения на тактическом уровне больше не является решающим соображением.

Разработка БМП во всём мире в 1960-е, 1970-е и 1980-е годы продолжалась почти исключительно в мирное время и все с меньшим и меньшим вкладом людей и организаций, которые имеют фактический опыт ведения боевых действий с применением механизированных войск. Результат не удивляет: БМП современного поколения в значительной степени основаны на революционном влиянии (боевых действий в условиях ядерной войны), которому придавали чрезмерно большое значение, для использования в конфликте, который не произошёл (холодная война), и предложены тактиками, работающими главным образом без боевого опыта.

При учёте вклада войсковых формирований и людей, имеющих опыт боевых действий мотопехоты, одной из проблем является то, что практического опыта боевых действий все больше не

хватает. Кроме того, многие из имеющихся данных обладают ограниченной ценностью и можно также сделать неправильные выводы из опыта боевых действий. Однако вполне достаточные данные имеются о боевых действиях в ограниченных конфликтах и  локальных войнах, в которых использовались механизированные части и соединения.

Достоверность анализа тактических требований к БМП во многом зависит от опыта использования механизированных войск в таких конфликтах и практического вклада  вовлекаемых войсковых формирований и людей. Важное значение придаётся также боевому опыту, полученному в заключительные месяцы второй мировой войны. Массированные действия механизированных войск этого периода имеют важное значение.

Несомненно, израильские силы обороны (IDF) имеют в настоящее время больше опыта ведения боевых действий с применением механизированных войск, чем любая другая армия в мире. Их опыт в Ливане в 1982 г . обеспечивает исключительные данные о действиях таких войск в конфликтах малого и среднего масштаба.

Если учёба на ошибках является эффективным источником для выдвижения тактических требований к БМП, то российские сухопутные войска и их советский предшественник могут обеспечить важные данные из опыта, полученного в Афганистане и позже в Чечне. Чечня, в частности, предоставляет неоценимые данные об эффективности БМП современного поколения и будущих тактических требованиях. А Советский Союз превратил тактику танкопехотных  действий в искусство в операциях 1944 г . и начала 1945 г . во время второй мировой войны.

Опыт США по ведению механизированных боевых действий с конца второй мировой войны был несколько ограничен, несмотря на впечатляющий перечень участия в кампаниях. Хотя в

операции “Буря в пустыне” не было эффективного сопротивления для подлинного испытания БМП  “Брэдли” США, этот конфликт обеспечивает всё же ценные данные.

Опыт США, полученный в операции “Возвращение надежды” в  Сомали (полная противоположность операции “Буря в пустыне”), также обеспечивает ключи к выдвижению требований к БМП, несмотря на отсутствие БМП США во время большой части этого конфликта. Действия США в Северной Европе в 1944 г . и начале 1945 г . обеспечивают уместные данные о применении механизированных войск в боевых действиях глобального масштаба. (В этой статье рассматриваются только два уровня боевых действий. В обстановке неприменения ядерного оружия боевые действия обычно бывают локального или глобального масштаба, промежуточное деление только запутывает этот вопрос.)

В это обсуждение внесли вклад и некоторые люди: генерал-майор Майкл Линч (генерал в отставке, сухопутные войска США, ветеран второй мировой войны, войн в Корее и Вьетнаме), вероятно, является самым опытным офицером мотопехоты США из числа живущих в настоящее время, он командовал механизированными подразделениями и частями на уровнях от отделения до бригады. Сам генерал Линч считает, что его опыт участия в боевых действиях механизированных войск, полученный во время второй мировой войны, находится в ряду самых ценных.


Бригадный генерал Ричард Симпкин, который прослужил более 30 лет офицером британского королевского танкового полка, был одним из немногих авторов, которые серьёзно рассматривали роль БМП на современном поле боя в период после второй мировой войны. Его книги “Мотопехота” и  “Танки” представляют лучшие произведения в аналитической литературе в области разработки БМП за последние 40 лет. (Если читатель замечает сходство между этой статьёй и сочинениями бригадного генерала Симпкина, это не случайно - его работа в своей основе является фундаментальной как по подходу, так и по важным в значительной степени выводам.)

Кроме того, представляет интерес опыт генерала Барри Маккаффри, командира 24-ой пехотной дивизии во время войны в районе Персидского залива, который сумел максимально использовать подвижность механизированных войск и обеспечить стремительность нападения на противника. Больше любого другого командира генерал Маккаффри в состоянии оценить эффективность современных БМП США и сделать  выводы относительно современных и будущих требований.

 

Выдвижение требований

 

Вопрос о назначении боевой машины пехоты заслуживает более тщательного изучения, чем обычно получает. Без понимания функционального назначения БМП невозможно сформулировать перспективные тактические и технические требования. Хотя существует много оперативных требований к БМП, только два из них определяют её функциональное назначение:

обеспечение пехоты защищенным транспортным средством;

обеспечение огневой поддержки пехоты во время боя.

С учётом этих двух основных требований тщательной анализ разных конструкций даст разработчику возможность выбрать составные части образца, которые лучше всего удовлетворяют этим целевым требованиям.

Основными составляющими конструкции БМП являются  численность экипажа и десанта, огневая мощь, защита и подвижность. С точки зрения условий высадки десанта, пространственная осведомленность (обзорность) является ещё одним соображением, которое нельзя недооценивать. Особенности условий локальных конфликтов (LIC), все чаще происходящих в 1990-е годы, добавили ещё одно требование к этой группе - приспособленность к изменению компоновки. Финансовые соображения выдвинули другой вопрос - унификацию основных узлов, агрегатов и систем.

Четыре основных составляющих (каждая из которых тесно взаимосвязана с другими) должны рассматриваться в первую очередь вместе с обзорностью. Затем можно рассмотреть требования к конструкции в части приспособ ленности к изменению компоновки и унификации.

 

Численность экипажа и десанта

 

Любой анализ требований к БМП должен начинаться с определения оптимального количественного состава экипажа и десанта. В качестве исходных для обсуждения в таблице 1 даются выборочные данные по численности современных БМП. К сожалению, эта таблица не отвечает на самый важный вопрос о том, сколько необходимо спешиваемых пехотинцев, а к этому вопросу следует обращаться перед любым обсуждением других характеристик.

Это исследование является значительным отходом от общепринятой практики, в которой требования к численности экипажа определяют вместимость машины. Развитие от М-113 до “Брэдли”, как и вообще развитие от БТР до БМП, иллюстрирует обычный подход к этому вопросу.

Тогда как БТР М-113 перевозит 11 человек в дополнение к водителю и командиру машины, БМП М-2 “Брэдли” перевозит 6 человек в дополнение к экипажу из 2 человек, что привело к совершенно новому уточнённому штатному расписанию и табелю имущества отделения мотопехоты. Любой, склонный к критике решения, ведущего к снижению численности отделения мотопехоты с 11 до 6 человек, должен сначала тщательно оценить требования к численности спешиваемой мотопехоты.

 

Таблица 1

 

Машина

Страна - изготовитель

Численность экипажа и десанта

М-2 “Брэдли”

США

2 члена экипажа + 6 чел. десант

 

БМП-2

СССР/ Россия

3 члена экипажа + 6 чел. десант

 

Мардер

Германия

9 (нет распределения по категориям)

 

АМХ-10Р

Франция

3 члена экипажа + 8 чел. десант

 

Уорриор

Великобритания

3 члена экипажа + 7 чел. десант

 

Achzarit

Израиль

3 члена экипажа + 7 чел. десант

 

 

Хотя существует значительная разница  в численности членов экипажей различных БМП современного поколения, разница между БМП и БТР, очевидно, заключается в предполагаемом функциональном назначении БМП в отношении своего спешиваемого отделения. Если БТР, такой как М-113, слишком уязвим, чтобы оказать помощь спешенной пехоте в бою, то новая БМП, такая как М-2 “Брэдли”, предназначена для действия в качестве дополнительной группы огневой поддержки. Это объясняет сокращение численности экипажа с 10-12 человек в большинстве БТР в среднем до 6-8 человек в современных БМП. Это также объясняет конструкцию БМП Симпкина, в которой предусматривалось для спешивания отделение из 6 человек. К  сожалению, хотя отделение из 6 человек с БМП, действующей как дополнительная группа огневой поддержки, представляется обоснованным, некоторые факторы подрывают обоснованность этого подхода. Потеря одного или двух членов отделения из 6 человек в бою быстро делает его неэффективным.


На практике повседневные потребности, обусловленные характером выполняемой задачи, обычно уменьшают отделение из 6 человек до 4-5 человек или менее даже до начала действий.

И наконец, если БМП должна выполнять роль дополнительной группы огневой поддержки, то машина должна обладать живучестью в этом назначении, а большинство из этих машин достаточной живучестью на поле боя не обладает. БМП современного поколения, такие как М-2 “Брэдли” и БМП-3, во многих отношениях являются такими же уязвимыми для противотанковых средств, какими были БТР М-113 и БТР-60 двадцать лет назад. Таким образом, современная БМП транспортирует на поле боя пехотное отделение, которое после спешивания часто бывает неэффективным в боевом отношении, а оставшиеся два члена экипажа в машине, которая не обладает живучестью, выполняют роль “дополнительной группы огневой поддержки“.

Чтобы быть самой эффективной, БМП и её отделение спешенной пехоты должны быть защищенными и обладать живучестью. Хотя теоретически спешенное отделение из 6 человек может действовать хорошо, соображения тактического порядка говорят в пользу отделения из 8 или более человек. В то же время даже эта численность требует, чтобы БМП действовала как группа поддержки огнём, что в свою очередь убедительно говорит в пользу БМП, которая может выжить в этой роли. С точки зрения спешиваемого отделения, которое БМП будет перевозить и поддерживать, чем оно больше, тем всегда лучше.

 

Огневая  мощь   

 

Устанавливаемые на машине огневые средства, несомненно, являются самым дискутируемым аспектом конструкции современной БМП и этот аспект остаётся  спорным. Большинство конструкторов согласно, что выбор системы вооружения является типичным исходным моментом, так как габариты орудия обычно диктуют большинство других критических габаритов. Большинство дебатов концентрируется, кроме технических вопросов конструкции, на том, какие задачи должны решать на поле боя огневые средства, установленные на БМП.

С учётом основных задач БМП - защищённого транспортного средства пехоты на поле боя и средства огневой поддержки спешенной пехоты во время боя - ключевые функции, требуемые от вооружения БМП, включают следующее:

подавление пехоты или противотанковых ракетных комплексов (АTGW) противника вне укрытия или в небронированных укрытиях;

подавление пехоты или ATGW в укрепленных укрытиях и окопах

подавление или поражение небронированных транспортных средств и легкобронированных машин.

Заметим, что в этом перечне нет задачи ведения борьбы с танками. Как будет показано в основной части этого анализа, убеждение, что БМП должна быть вооружена системой оружия, разработанной для поражения основных боевых танков противника, является самым неправильным пониманием требований к задачам БМП. Как указывали Симпкин и другие, обстрел основного боевого танка противника установленным на машине огневым средством подвергает спешенное отделение риску, которого можно избежать. Танки ведут бой с танками. БМП должны быть готовы выжить при столкновении с танками противника, когда они перемещаются, выполняя свои основные задачи.

Как и при анализе требований к БМП вообще, рассмотрение вариантов вооружения БМП начинается определением обоснованных тактических требований. Затем может быть проведен анализ различных вариантов вооружения.

Обычными категориями вооружения БМП являются:

Пушка с высокой начальной скоростью снаряда/управляемая ракета.

Вариант установки пушки и ракеты (типичным примером является  БМП-1) страдает двумя недостатками, которые мешают выполнению основных задач БМП. Во-первых, включение и пушки и ракетной системы требует, чтобы БМП перевозила большой запас боеприпасов за счёт пространства для десанта. Укладка этих боеприпасов рядом с пехотным отделением в своей основе опасна (многие поражения  БМП-1 во время войны в районе Персидского залива оказывались катастрофическими из-за тонкой брони и уязвимого размещения боеприпасов). Во-вторых, необходимость в большой башне для размещения пушки ухудшает подвижность машины , увеличивает её проекцию и ещё больше сокращает численность экипажа.

Пушка. Разработка БМП с 75-120-мм пушкой, казалось бы, представляет идеальный гибрид танка и БМП. К сожалению, опыт говорит, что это сочетание терпит неудачу в одной ключевой области - численности десанта, а возможность перевозки полного пехотного отделения на поле боя по существу становится неосуществимой.

До настоящего времени единственной армией, которая разработала вооруженный пушкой танк/БМП, являются израильские силы обороны и в этом отношении израильтяне также неожидано оказались на высоте. Хотя “Меркава” является в высшей степени новаторской конструкцией, обеспечивающей решение многих задач в отношении защиты и  огневой мощи, ее кормовое отделение для экипажа слишком мало для отделения большего чем из 5 или 6 человек. Правда, израильтяне не используют это отделение для перевозки десанта, а используют его для размещения дополнительных предметов снабжения и боеприпасов. В своём предложении по БМП, вооруженной пушкой, Симпкин использует подход, подобный израильскому, но его конструкция страдает от того же недостатка - она перевозит только шесть спешиваемых пехотинцев из-за ограничения пространства, которое занято устанавливаемой в башне пушкой с высокой начальной скоростью снаряда.

Автоматическая пушка / ракетная  система. Сочетание автоматической пушки и ракетной системы является шагом в нужном направлении. Автоматическая пушка обеспечивает как подавление пехоты противника, так и возможность обстрела легкобронированных машин-целей, которые БМП может встретить, выполняя задачу поддержки пехоты. Из-за сравнительно малого калибра орудия достаточное количество боеприпасов может быть размещено без значительной потери пространства для пехотного отделения. Наконец, башня, необходимая для размещения автоматической пушки, может быть относительно небольшой или ее может даже не быть.

К сожалению, установка на машине противотанкового ракетного комплекса отражает неполное понимание требований к задачам БМП. Желание обеспечить БМП возможность обстреливать танки основано на двух аспектах, которые смешиваются и делают устанавливаемый на БМП ракетный комплекс неподходящим и даже опасным, а именно на количественном соотношении основных боевых танков и БМП на поле боя и эффективности огня пушек и ракет.

Тактическая ошибочность установки ракетного комплекса на БМП поясняется относительно просто. Доктрина воздушно-наземной операции предписывает, что БМП действуют с танками. Это означает (среди других задач), что свои танки ведут борьбу при столкновении с танками противника. Несоответствие происходит в тех необычных ситуациях, когда БМП, действующие без танков, сталкиваются с танками противника; если эти танки мешают выполнению задач пехоты, спешенное отделение, а не БМП, должно вести борьбу с этими танками с помощью противотанковых средств. Установка противотанкового комплекса на БМП только подстрекает командира обстрелять танк, возможно, пренебрегая основными задачами БМП. Как подчёркивает Симпкин: “Довольно глупо, что движущаяся или находящаяся на позиции БМП, чтобы использовать установленное на ней огневое средство, подвергает маневренную группу риску, которого можно избежать.

Разделение задач во многом такое же, как взаимодействие основных боевых танков с БМП: БМП доставляют пехоту туда, куда требуется, и обеспечивают огонь на подавление во время спешивания пехоты. Пехота, внося свой вклад, помогает БМП обеспечивать огонь на подавление, когда она во время движения действует против пехоты противника и использует свои специализированные противотанковые системы для поражения случайных танков противника.

Израильтяне серьёзно взялись за эту важную философию БМП. В условиях главным образом пустыни (с дальностями обстрела, которые может обеспечить ракетный комплекс “ТОУ”) они выбрали БМП без каких-либо существенных противотанковых возможностей. Разделение задач между пехотой и БМП является крайне необходимым; попытка сделать БМП  универсальной делает её неспособной выполнять большинство задач.

Второй и самый непреодолимый аргумент против установки ракетного комплекса на БМП заключается в его тактико-технических характеристиках. Тогда как дальность и точность ракет, таких как “ТОУ II B” очевидны, их значения в тактическом бою остаются неудовлетворительными. Единственным и самым большим преимуществом, которое БМП получает от пусковой установки “ТОУ”, является возможность уничтожения танка противника на дальностях свыше 3000 м . Действительно из-за классификации управляемой ракеты как “медленного огневого средства” это преимущество по дальности является единственной возможностью, которая даёт БМП какой-то шанс выжить в таком бою, не говоря уже о том, чтобы выиграть его.

К сожалению, многие пушечные и ракетные обстрелы происходят на дальностях, значительно меньших 3000 м . Фактически большинство обстрелов на самом деле происходит на дальностях от 500 до 1000 м . Хотя во время войны в районе Персидского залива был осуществлён ряд поражений на больших дальностях, пустынная местность не всегда будет типичной для будущих боевых обстановок. Сценарии будущих вероятных конфликтов предполагают Балканский или Корейский полуострова в качестве вероятных и значительно более напряжённых районов боевых действий. Наконец, так как ракета является “медленным огневым средством”, запуск ее на максимальную дальность ещё на большее время сковывает весь комплекс вооружения БМП и даёт танку противника самую большую возможность ответить на огонь.

Исходя из возможностей, основанных  на характеристиках дальности обстрела, ракетный комплекс подходит в довольно немногих случаях.

Раз поняты ограничения по дальности обстрела, ясна и возможность БМП по обстрелу танков противника : танк, находящийся в пределах эффективной дальности стрельбы БМП, вероятно, ответит на огонь с предсказуемыми результатами. Короче говоря, если БМП предназначена для обстрела танка в соответствующей доктрине обстановке, она должна обладать способностью вести “быструю стрельбу” и выдерживать ответный огонь. Современные БМП, вооружённые автоматической пушкой и ракетным комплексом, не отвечают этим критическим требованиям.


Автоматические пушки являются подходящим вооружением для БМП по многим причинам. Пространство в башне, требуемое для установки такой пушки, значительно меньше пространства, требуемого для установки пушки более крупного калибра. Требования к боеукладке также снижены, существуют и другие преимущества. По иронии , одно важное преимущество заключается в том, что автоматическая пушка устраняет соблазн обстрелять танк ракетой “ТОУ” на дальностях от 2000 до 3000 м . Самым важным является то, что автоматическая пушка обеспечивает спешенную пехоту эффективным огнём на подавление противника, что непосредственно подтверждает второе основное требование к БМП - огневая поддержка пехоты во время боя.

Автоматический гранатомёт (AGL). Из всех вариантов вооружения, используемых для БМП, автоматический гранатомёт, возможно, является самым подходящим. Он занимает самое малое пространство из всех вариантов, за исключением пулемёта. В тоже время автоматические гранатомёты, типичным представителем которых  является автоматический гранатомёт Мк 19 США, имеют боеприпасы, способные поражать живую силу, легкобронированные машины, различные фортификационные сооружения и другие бронированные цели с весьма удовлетворительными результатами. Одним отличительным, но важным преимуществом автоматических гранатомётов является их относительно низкая начальная скорость; это позволяет обстреливать окопавшуюся живую силу, защищённую в значительной степени от орудий с более высокой начальной скоростью и более отлогими баллистическими траекториями. И наконец, автоматические гранатомёты могут ставить дымовую завесу более эффективно, чем любой другой вариант вооружения, что является часто недооцениваемым, но крайне необходимым аспектом задачи пехоты.

Пулемёт. Пулемёт также является подходящим видом вооружения БМП. Выбор пулемёта по отношению к автоматической пушке является компромиссом между борьбой за свободный объём и эффективностью огневых средств. Израильтяне, устанавливая один 7,62 - мм пулемёт на свою революционную тяжёлую боевую машину пехоты (HIFV) Achzarit, явно выбрали большую численность десанта за счёт снижения огневой мощи, вероятно, из-за относительно ограниченного пространства, имеющегося в шасси танка Т-55, являющегося базой этой машины. Германская БМП “Мардер” представляет противоположную точку зрения, при которой  относительный приоритет отдаётся огневой мощи, а не численности десанта. Оба варианта демонстрируют разные подходы; дебаты относительно численности десанта показывают, что при условии размещения спешиваемого отделения, по крайней мере, из восьми человек, окончательный выбор между пулемётом и автоматической пушкой в интересах повышения технических характеристик самого шасси машины лучше оставить специалистам.

 

Защита       

 

Защита может быть классифицирована как пассивная или активная.

Пассивная защита. Пассивная защита относится к живучести, обеспечиваемой системами обычной нереактивной брони. Эти системы, которые включают керамику, композиционные материалы, титан и другие материалы, могут оцениваться величиной эквивалентной  толщины брони, которую обычно представляют в миллиметрах катаной гомогенной брони (RHA). Например, композитная/ керамическая (с обедненным ураном) броня “Чобхэм” обеспечивает танк М-1А1 США защитой эквивалентной 1300 мм катаной гомогенной брони от противотанковых кумулятивных снарядов (HEAT). Для БМП пассивная броневая защита является основной.

Степень пассивной броневой защиты, которую БМП обеспечивает размещенному внутри нее пехотному отделению, является основным фактором способности выполнить задачу. Если, например, БМП предназначена для использования в тактических целях в обстановке применения ядерного оружия, ей требуется достаточно лёгкое бронирование, такое как у советской БМП-1. Если БМП предназначена для выполнения задач по охране тыловых районов, ей, возможно, достаточно защиты только от огня стрелкового оружия. С другой стороны, если БМП должна действовать в более опасной обстановке, требуется большая защита. В каждом случае броневая защита должна соответствовать выполняемой задаче.  

В доктрине воздушно-наземной операции США чётко определено значение защиты БМП. В ней рассматриваются боевые действия высокой интенсивности, в которых танки и БМП действуют совместно в одном эшелоне. Этот вид боевых действий не является новым. Боевые формирования США действовали функционально подобным образом со времени организации первых  бронетанковых дивизий США до второй мировой войны. Доктрина США ясно требует, чтобы БМП действовали вместе с танками, которые они должны поддерживать и которые должны поддерживать их.

Из этого следует, что БМП, выполняющие эти задачи, должны иметь такую же защиту, как танки. Симпкин отметил в своём исследовании “Мотопехота”, что если БМП должна быть впереди и иметь большой шанс выживания в танковом бою, она должна иметь такую же защиту, как танк, по лобовому сектору. Израильские силы обороны приняли эту  концепцию, добавив примерно 14 т брони к своей тяжелой боевой машине пехоты (HIFV). Наконец, русские, исходя из опыта в Чечне, отмечают потребность в БМП с защитой уровня основного танка. С точки зрения тех, кто имеет современный опыт, эта потребность является очевидной, даже первостепенной.

Однако с более широкой точки зрения, потребность в защите далека от первостепенной. Дополнительная защита означает дополнительную  массу, которая в свою очередь приводит к противоречию с рядом конкурирующих требований: мобильностью при передвижении по суше, авиатранспортабельностью и способностью переправляться вплавь. Прежде чем может быть выдвинуто какое-то требование по повышению защиты, допустимая масса машины, которую отстаивают специалисты по оперативно-тактическим вопросам, должна приводиться в соответствие с требованиями к подвижности, рассматриваемыми в качестве необходимых для выполнения более широких боевых задач.


Мобильность при передвижении по суше  относительно массы сводится к способности тяжёлых машин пользоваться  мостами и дорогами в районе действий. Советский Союз долгое время отдавал должное этому важному вопросу, разрабатывая основные боевые танки массой менее 50 т. В противоположность, страны НАТО менее ограничивали  массу боевых машин, ориентируясь на систему хорошо развитых дорог и мостов Западной Европы.

Хотя здравый смысл этих разных подходов открыт для дебатов, действия в районах с менее развитыми дорогами и мостами требуют, чтобы масса БМП была значительно меньше 60+тонн - массы многих западных основных боебоевых танков. Такое значение массы, несомненно, достижимо. Предел, возможно, в 50-55 т для БМП с улучшенной броневой защитой ещё обеспечивает модульность конструкции, принимая во внимание современные БМП массой 20-30 т. Хотя ограничения, выдвигаемые мобильностью при передвижении по суше, должны признаваться важным фактором в разработке БМП, в пределах этих ограничений все же существует значительная возможность выбора.

Самое большое ограничение по массе БМП формируется требованием авиатранспортабельности  БМП. Стратегическое  планирование США основывается в большой степени на количестве эквивалентных вылетов самолётов С-141, необходимых для доставки специализированных мобильных групп в различные места назначения. Организационные, а также конструктивные решения по системам вооружения часто принимаются, исходя из ограничений вылетов самолётов, а не из какого-то тактического требования.

С учётом очевидной важности этого конкурирующего требования к вопросу достаточности следует обращаться с точки зрения стратегических перевозок, чтобы установить реальные ограничения по массе, налагаемые воздушными перевозками. Примечательно, максимальная масса не является проблемой. Самолёты, включая самолёты США С-5 и С-17, способны транспортировать  67-т танки М-1А1 и даже более тяжёлые грузы. Проблема заключается в количествах: сколько БМП планируется перевозить одним самолётом ? Это чрезвычайно важно, так как позволяет основывать определение  ограничений массы на требованиях реальной жизни.

Ответом на вопрос “сколько” является “немного”. БМП и танки редко

 транспортируются по воздуху и в тех случаях, когда перевозятся, количества их крайне ограничены. Доказательства этого можно найти в многочисленных операциях США в локальных войнах за последние 40 лет. Ни разу за этот период танки не транспортировались в значительных количествах. Даже на ранних стадиях войны в районе Персидского залива, когда потребность в бронированных машинах любого типа  была самой большой, другие задачи считались более важными. В Сомали танки транспортировались по воздуху после боевых действий в Могадишо, но в небольших количествах. Примечательно, что нежелание транспортировать танки по воздуху относится ко всем бронированным машинам, так планирующие органы, занимающиеся стратегическим разведыванием, проявляют небольшое желание транспортировать не только 67-т танки М-1А1, но и 25 - т БМП М-2. Короче говоря, ограничения массы и защиты БМП, основанные на необходимости воздушных перевозок, являются в значительной степени не только не определяющими, но даже и неуместными.

Требование, чтобы БМП могла вплавь преодолевать водные преграды, является, возможно, наименьшим обоснованием ограничений массы, основанных на мобильности, как с точки зрения доктрины, так и с практической точки зрения. В доктрине США по воздушно-наземной операции предлагалось, чтобы БМП действовали вместе с танками, а танки не могут плавать. Как заметил Симпкин, “Передвижение вплавь превосходно, но слишком плохо, если БМП и танки должны форсировать широкие водные преграды, так как одни плавают, а другие переправляются под водой с использованием устройства для работы дизелей под водой или требуют наведения моста”.


Другим веским аргументом против этого  требования является тот факт, что переправа вплавь редко используется. С точки зрения и доктрины, и практики, способность переправляться вплавь является ненужной и может отделить БМП от танков, с которыми они должны действовать вместе.

Коротко говоря, уровень пассивной броневой защиты в конструкции БМП имеет первостепенное значение для обеспечения выполнения основных задач и, с учётом относительной второс тепенности требований авиатранспортабельности и плавучести, защиту следует рассматривать в первую очередь при любом анализе. Кроме того, проходимость местности в менее развитых районах требует ограничения массы, так как мосты часто имеют пропускную способность 50 т или меньше. Тем не менее, уровень защиты должен быть на уровне или близок к уровню защиты основных боевых танков, с которыми БМП действуют. Для сухопутных войск США это означает массу в 50-55 т при защите на уровне или близко к уровню защиты танка М-1А1.

Активная непосредственная защита. Активная непосредственная защита относится к мерам, принимаемым для поражения средств нападения около машины. Эта сравнительно новая область включает две основные технологии реактивную броню и системы ближайшей защиты.

Технология реактивной брони использует взрывающиеся блоки брони для поражения снарядов, использующих как химическую, так и кинетическую (в меньшей степени) энергию. Реактивная броня взрывается при контакте с подлетающим снарядом, отклоняя струю энергии или сердечники кинетического действия и снижая эффективность снаряда для того, чтобы он не мог пробить обычную броню, к которой крепится реактивная броня. Эта технология первоначально разработана израильскими силами обороны, она вполне эффективна против кумулятивных снарядов.

На большинстве основных боевых танков современного поколения не используется реактивная броня. Вместо неё используется композитная броня, которая включает многие свойства блоков реактивной брони, хотя значительно большей ценой в отношении массы. Масса БМП обычно значительно меньше массы танка, потому что на БМП используется алюминиевая или катаная гомогенная стальная броня (RHA), к которой при необходимости добавляется реактивная броня. Даже это является несовершенным решением - реактивная броня обеспечивает неполное прикрытие и может добавить 10 т к массе машины, как в случае с БМП М-2А1 “Брэдли”.

Системы ближайшей защиты (PDS) являются значительным нововведением в активную броневую защиту. Они состоят из взрываемых по команде противопехотных средств, устанавливаемых на бортах, передней и кормовой частях БМП для защиты от спешенной пехоты. Хотя потребность в такой защите существует с появления самих бронированных машин, окончание холодной войны и возрождающаяся обстановка локальных конфликтов нанесли удар этой возобновленной безотлагательности потребности. Чечня предоставила практические доказательства такой потребности, так же как это сделали фотографии выведенных из строя БТР “Кондор” германского производства в ходе боевых действий в Могадишо. Необходимость такой системы не прошла полностью незамеченной; полагают, что израильские силы обороны экспериментируют с элементарными системами PDS, прикрепляя противопехотные мины к бортам своих основных боевых танков и БМП.

 

Подвижность

 

С тактической точки зрения, требования по подвижности БМП обычно задают, ориентируясь на скорость движения основных боевых танков, с которыми они действуют. Требования к характеристикам БМП М-2 “Брэдли” в основном аналогичны требованиям к танку М-1А1. Конечно, требования не ограничиваются исключительно значением скорости движения - даже БТР М-113 может развивать сравнительно высокие скорости на выгодной местности. Требования к подвижности БМП “Брэдли” концентрировались на эквивалентных скоростях по пересечённой местности в боевой обстановке, что значительно лучше возможностей БТР М-113. Это требование было затем подтверждено в доктрине воздушно-наземной операции.


Хотя подвижность БМП по пересечённой местности, конечно, важна, мало внимания уделялось вопросу: “Сколько достаточно?” Во время операции “Буря в пустыне” 24-ая пехотная дивизия продвинулась на 75 миль (120,7 км) в первый день войны на суше, “при передвижении с постоянной скоростью 25- 30 миль в час (40,2- 48,2 км/ч)  при лёгком сопротивлении” (согласно окончательному донесению министерства обороны Конгрессу). Даже если не обращать внимания на несоответствие между “постоянной скоростью” и пройденным расстоянием 75 миль ( 25 миль/ч за 12 часов составят 300 миль ), фактическая постоянная скорость продвижения дивизии была значительно меньше номинальной скорости и танка М-1А1, и БМП М-2 “Брэдли”. Ещё одно свидетельство подтверждает мысль о том, что уместным требованием к скорости тяжёлых механизированных войск является то, которое необходимо для условий вне дорог и боевого порядка.

Завышение требований к скорости движения ведёт к увеличению потребной мощности силовой установки. Примечательно, что почти такой же серьёзной ошибкой является завышение мощности силовой установки, как и её занижение. Кроме создания конструктивных проблем, отмеченных Симпкиным, более мощная силовая установка, вероятно, портит оптимальную конструкцию машины в отношении потребностей в избыточных массе и пространстве. Наиболее выгодной силовой установкой является та, которая обеспечивает требуемое отношение мощности к массе и результирующую подвижность при снижении в то же время её объёма и массы.

Определение требуемой скорости и отношения мощности к массе для БМП США относительно понятно: БМП должна обладать скоростью и маневренностью, сравнимыми со скоростью и маневренностью танка М-1А1, который она сопровождает. Стандартный танк М-1А1 имеет скорость вне дорог 30,18 миль/ч (~ 48,3 км/ч ), обеспечивая таким образом значение сравнимое с 25-30 милями/ч и упомянутое ранее. Удельная мощность, сравнимая или идентичная с удельной мощностью танка М-1А1, необязательна; БМП М-2 “Брэдли” имеет по существу аналогичные характеристики подвижности, хотя её удельная мощность только 20,8 л .с./т по сравнению с 27 л .с./т танка М-1А1. При 20- 22 л .с./т, необходимых для достижения требуемых характеристик подвижности, и массе машины 50-55 т достаточно силовой установки класса 1100 л .с.     

 

Обзорность с рабочих мест     десанта

 

Обзорность с рабочих мест десанта должна обеспечивать десанту возможность ориентировки в любой обстановке. В случае БМП, важно, чтобы спешивающееся пехотное отделение могло быстро ориентироваться на местности при выходе из машины. Это требование может быть непонятным за пределами круга потребителей, но среди специалистов оно является важным. С учётом этого требования израильская БМП Achzarit   обеспечивает превосходные секторы обстрела для десантников, находящихся в ней. В то же время уровень обзорности с рабочих мест  десанта колеблется от предельно низкого для БМП “Брэдли” до нулевого  для БМП “Кондор”, которые принимали участие в боевых действиях в Магадишо. Оптимальная конструкция БМП должна обеспечивать превосходные секторы обстрела для мотопехоты, позволяя десанту наблюдать за местностью или полем боя, когда он перемещается с закрытыми люками.

Любой, кто ездил в БМП с закрытыми люками, подтвердит, что обзорность, обеспечиваемая смотровыми приборами, в лучшем случае ограничена. Видеоустройства вращающегося типа, встроенные в корпус БМП, могут обеспечить командиру машины и командиру спешивающегося отделения превосходный круговой обзор (360°). Сочетание видеоустройств с приборами ночного видения и тепловизионными системами ещё больше улучшит этот важный аспект конструкции БМП. Однако такая конструкция не устраняет потребности в смотровых приборах.

Генерал Линч непреклонно утверждает, что правильное понимание обстановки может быть достигнуто только при действии десанта с открытыми люками и никакие смотровые приборы или высокотехнологичные видеосистемы не нужны. Он подчёркивает, что риск действия с открытыми люками боевого отделения более, чем оправдывается значительно повышенной эффективностью мотопехоты. Требования к защите от ОМП в этом случае должны обеспечиваться другими средствами. При действии в условиях заражённой окружающей среды пехотное отделение обычно надевает защитную одежду, находясь внутри машины. Разработка люков, используемых в машинах серии “Меркава”, содействует осуществимости этой идеи, позволяя пехотинцам действовать с полностью открытыми, частично закрытыми или полностью закрытыми люками в зависимости от обстановки (рис.1).

Рис.1. Люки, подобные этим, позволяют спешивающемуся отделению осуществлять обзор на 360

 

Рис.1. Люки, подобные этим, позволяют спешивающемуся отделению осуществлять обзор на 360°

 

 

Приспособленность к изменению конструкции

 

Самый большой толчок изменению тактических требований к БМП дало окончание холодной войны. Многие требования к разработке БМП периода холодной войны, возможно, стали неэффективными, конфронтация США и Советского Союза привела к однотипному по существу образцу конфликта, который направлял всю разработку БМП. Окончание холодной войны и драматичное возобновление “малых войн” - локальных конфликтов различной интенсивности, таких как в Сомали и Боснии - привели к многочисленным противоречивым требованиям, каждое из которых важно для определённого масштаба боевых действий. Последний опыт приводит решительные доводы в пользу гибких конструкций, которые могут быстро приспосабливаться к меняющимся уровням конфликта. Факты также говорят о том, что современные БМП не всегда отвечают этим новым требованиям. Безусловно, существует необходимость, чтобы БМП 21 века была способна эффективно действовать во время любого конфликта или войны. Более сложным требованием является то, что БМП должна быть способна быстро изменять компоновку для удовлетворения требованиям “пиков” высокой интенсивности боевых действий в локальном конфликте малой интенсивности. Эти пики представляют неизбежные вспышки ожесточённости, которые естественно происходят в обстановке карательно-репрессивных действий по борьбе с повстанческими выступлениями.

Неспособность учитывать эти пики приведёт к разработке техники, хорошо подходящей для малой ожесточённости, но крайне уязвимой для вспышек боевых действий высокой интенсивности. Внимание к этому важному аспекту конфликтов малой интенсивности приведёт к созданию БМП, которая отличается степенью изменяемости компоновки, не наблюдаемой в обычной конструкции БМП.

Опыт, полученный США в Сомали, является примером пика интенсивности, а также неприспособленности техники к изменениям условий боевых действий. Операция “Возвращение надежды” была, по описаниям её участников, конфликтом малой интенсивности на протяжении 99 процентов ее продолжительности. К сожалению, 18 часов, которые составили ещё  один процент, были несомненно высокой интенсивности.

Имевшиеся бронированные машины были предназначены для действий в условиях малой ожесточённости. Бесспорно, малазийские БТР “Кондор” спасли от разгрома участвующие в операции войска США, но лишь прискорбной ценой для машин и экипажей. Бой был почти проигран, несмотря на эти машины. Эффективные поражение бронетранспортёрам для перевозки личного состава наносит система    РПГ-7, поражающая также большинство БМП современного поколения в населённых пунктах, подобных Магадишо. Учитывая, что БМП будут составлять основу сил для ведения общевойскового боя в конфликтах малой интенсивности они должны быть приспособлены к изменению условий боевых действий.

Подраздел тактико-технических требований  концентрируется главным образом на защите и огневой мощи, так как учитывают условия вероятных действий противника. Во время боевых действий против  пехоты противника броня должна защищать от 7,62-мм стрелкового оружия, тяжёлого оружия  кинетического/осколочно - фугасного действия  ( КЕ/НЕ) калибром до 23 мм и противотанковых кумулятивных снарядов (НЕАТ) калибром до 100 мм . При применении противником тяжёлого вооружения броня должна защищать от тяжёлого оружия кинетического/осколочно - фугасного действия  калибром до 125 мм и кумулятивных снарядов с тандмным расположением разрывных зарядов калибром до 150 мм .


Важность соображений политического порядка в конфликтах малой интенсивности обеспечивает интересный пример по гибкости. Хотя использование тяжелобронированных боевых машин в ожидании ожесточения боевых действий может быть заманчивым, соображения политического порядка могут и часто препятствуют таким мерам. Во время интервенции США на Гаити наблюдалось ограниченное использование тяжелобронированных машин, в критические первые дни применялись БМП М-2 “Брэдли”, но  не применялись танки. Развертывание сил ООН в Боснии также представляет аналогичную крайность в этой опасной игре, когда легкобронированные БМП используются против тяжёлого вооружения противника по соображениям политического порядка. Опыт США в Сомали является примером политического балансирования на грани катастрофы из-за нерешительности в применении тяжелобронированных машин. Интересно, что самым решающим фактором в этих соображениях о применении является внешний аспект: танки вызывают  ассоциации с агрессивной военной  оккупацией, что по политическим соображениям не допускается, а  БМП вроде бы как представляют миротворческие силы.

Огневая мощь в обстановке действия миротворческих сил является часто игнорируемым вопросом, который совсем не является второстепенным; многие конфликты, которые начинаются с умиротворения, заканчиваются как настоящие боевые действия. Большинство задач миротворческих сил сдерживает, по крайней мере, возможность открытого конфликта, как было, например, во время операции “Обеспечение комфорта“ в Ираке и руандийской освободительной миссии в Центральной Африке. При выполнении таких задач  часто бывает лучше обеспечение машинами без значительной огневой мощи любого типа. В то же время  машина должна быть в  состоянии защитить десант и поддержать его при необходимости более тяжёлыми огневыми средствами. Короче говоря, БМП должна обладать возможностью перекомпоновки, иметь вооружение, огневая мощь которого может быть увеличена или снижена, когда этого требует обстановка.

 

Взаимозаменяемость  составных    частей    

 

Взаимозаменяемость составных  частей танков и БМП обеспечивает много очевидных преимуществ в отношении затрат, а также в отношении материально-технического обеспечения. Создание БМП на базе корпуса основного  боевого танка значительно снижает  затраты  на разработку новой конструкции машины. При развёртывании боевых действий унификация составных элементов может значительно снизить объём материально - технического обеспечения боевых формирований и формирований боевой поддержки.

Однако, несмотря на эти преимущества, разработка основных боевых танков и БМП на унифицированном шасси не осуществлялась. Достойным внимания исключением являются израильские силы обороны, которые экспериментировали в этой области, используя для своей разработки танк “Меркава” со снятой башней. Хотя результатом могла быть самая лучшая  БМП, дорогостоящее шасси вынудило израильские силы обороны искать удовлетворения своих требований к БМП другим путём. Разработка БМП Achzarit  на базе корпуса излишних танков Т-55 представляет более дешёвое решение, доступное израильтянам. Для других западных сухопутных войск, которые не испытывают таких огромных бюджетных ограничений, разработка БМП с использованием шасси или других составных элементов, общих с имеющи мися в этих странах основными боевыми танками, предполагает значительную экономию по сравнению с разработкой тяжёлой БМП, неунифицированной с танками. Прежде чем рассмотреть предпочтительные варианты следует уточнить технические требования , вытекающие из вышерассмотренных тактических аспектов. Например, устанавливаемые по тактическим соображениям требования к боевой машине пехоты США следующего поколения таковы:

Численность десанта: минимум восемь спешивающихся человек.

Вооружение: автоматический гранатомёт и пулемёт (7,62-мм - 12,7 мм ).

Пассивная защита: должна обеспечивать защиту от кумулятивных снарядов, пробивающих 1300 мм брони средней твёрдости, и защиту лобового сектора от снарядов кинетического действия, пробивающих 600 мм брони средней твёрдости.

Активная защита: динамическая защита и PDS ( системы ближайшей защиты - активная защита).

Масса:  50 - 55т.

Подвижность при передвижении по суше: максимальная скорость 30 миль/ч ( 48,3 км/ч ) вне дорог, 45 миль/ч ( 72,4 км/ч ) по дорогам.

Обзорность: обзор 3600 для командира машины и командира спешивающегося отделения. Частичный обзор для каждого пехотинца при действии с закрытыми люками.

Унификация составных частей:

взаимозаменяемость с составными частями основного боевого танка.

Приспособленность к изменению компоновки: возможность перекомпоновки при изменении условий боевых действий.

 

Современные технологические варианты

 

Немногие  (если есть) существующие БМП удовлетворяют современным требованиям. Краткое изложение этих требований вместе с характеристиками последней БМП США, М-2 “Брэдли”, приведено в табл.2.

В настоящее время только одна имеющаяся БМП удовлетворяет большинству требований, приведенных в этой статье. Израильская БМП Achzarit является новаторским ответом на требования к БМП с улучшенной броневой защитой. Хотя она  необязательно соответствует потребностям США, она обеспечивает превосходную концептуальную отправную точку для любой разработки США (таблица 3). БМП Achzarit с её превосходной защитой, соответствующей огневой мощью и достаточной численностью десанта является в настоящее время единственным примером тяжёлой БМП (HIFV).

 

Таблица  2

 

 

Предпочтительный  вариант БМП

БМП  “Брэдли”

Десант

Минимум   8   человек

 

6  человек

Вооружение

Пулемёт

Автоматическая   пушка

 

Автоматическая пушка

 

Ракетный  комплекс

Пассивная  защита 1)

600 мм - КЕ

30 мм - КЕ

 

1300 мм - СЕ

 

500 мм - СЕ2)

Подвижность при передвижении по суше:

 

 

Скорость по дорогам

45 миль/ч

 

41 миля/ч

Давление на грунт

0,96 кг/см2

 

0,54 кг/см2

Масса

50 т

 

22,5 т

Обзорность

Обзор   3600

 

ограниченный обзор

 

 

Приспособленность к изменению конструкции

 

Возможность перекомпоновки для НА/ LIC/HIC (для действия миротворческих сил/ конфликта малой интенсивности/ конфликта высокой интенсивности)

 

 

Нет

Унификация составных частей

Взаимозаменяемость составных частей с танком  М-1А1

 

Ограниченная

1)    Первая величина относится к защите от снарядов кинетического действия, вторая - к защите от кумулятивных снарядов, обе по лобовому сектору машины ( данные из книги Фрэнка ЧадуикаDesert Shield Factbook” с.19)

2)    Из  книги “Desert Shield Factbook”, с.19


 

 

Таблица 3

 

 

Предпочтительный вариант БМП

Тяжёлая БМП Achzarit

 

Десант

 

Минимум  8  человек

 

8   человек

 

Вооружение

Пулемёт

7,62-мм  пулемёт

 

Автоматическая   пушка

 

 

Пассивная  защита

600  мм  -  КЕ

1300  мм  -  СЕ

катаная гомогенная броня (RHA) массой примерно 14 т*)

 

Предпочтительный вариант БМП

Тяжёлая БМП Achzarit

Активная защита

Реактивная   броня/  PDS

Броня “Блейзер”/ “Клеймор

 

Подвижность при передвижении по суше:

 

 

Скорость на дорогах

 

45 миль/ч

41 миля/ ч

Скорость вне дорог

 

30 миль/ч

? ?

Давление на грунт

0,96 кг/см2

0, 54 кг/ см2

 

Масса

50 т

44 т

 

Обзорность

 

Обзор  3600

Обзор  3600

Приспособленность к изменению конструкции

Возможность перекомпоновки для действий миротворческих сил/ конфликта малой интенсивности/ конфликта высокой интенсивности

Нет

 

 

 

 

Унификация составных частей

Взаимозаменяемость составных частей с танком М-1А1

Нет

*)  Точного  эквивалента RHA   не  имеется.

 

Вариант БМП, приспособленный к изменению конструкции

 

Учитывая неспособность большинства имеющихся машин удовлетворять требованиям, выдвинутым по тактическим соображениям, для варианта БМП, приспособленного к изменению конструкции ( RIFV), удовлетворение этих требований следует искать другим путём. Система ХМ-4, показанная на рисунке 2, является потенциальной конструкцией, которая удовлетворяет указанным техническим требованиям. Эта машина, созданная на базе шасси танка М-1А1 без башни, обеспечивает мобильность, численность десанта, защиту и огневую мощь для действий в условиях различных вероятных действий противника.

Она вмещает максимум 10 человек (два члена экипажа, 8 спешивающихся десантников). Вооружена двумя 7,62 - мм пулемётами и  40 - мм автоматическим гранатомётом.

На системе ХМ-4 используется новый тип системы ближайшей защиты (PDS), который сочетает функции обычной реактивной брони с противопехотными возможностями. Плитки устанавливаются на бортах, на корме и верхней части машины для обеспечения защиты от кумулятивных снарядов в местах, где недостаточно защиты из композитной брони. Основной задачей плиток PDS  является противопехотная, обеспечивающая возможности, эквивалентные возможностям улучшенной противопехотной мины. Элементы PDS устанавливаются рядами, причём отдельные ряды устанавливаются под углом для обеспечения охвата под большими углами и малыми углами.

 

 

Рис.2. Элементы  системы RIFV   ХМ-4:
1 - автоматический гранатомёт ( AGL) Мк - 19; 2 - 7,62 - мм пулемёт(2);  3 - место для крепления груза; 4 - шасси танка М -1 А1; 5- кормовой выход; 6- модульная система  PDS; 7 - вид с кормы ( вооружение снято)


 

 

Рис. 2. Элементы  системы RIFV   ХМ-4:

1 - автоматический гранатомёт ( AGL) Мк - 19; 2 - 7,62 - мм пулемёт(2);  3 - место для крепления груза; 4 - шасси танка М -1 А1; 5- кормовой выход; 6 - модульная система  PDS; 7 - вид с кормы ( вооружение снято)

 

Силовой установкой машины  ХМ-4 является 12-цилиндровый двигатель фирмы “Детройт дизель” мощностью 1200 л.с. При планируемой массе машины примерно 50 т, это обеспечивает весьма удовлетворительную удельную мощность 24 л.с./т и давление на грунт несколько мешьшее, чем у танка М-1А1. Скорости движения аналогичны танку М-1А1: примерно          45 миль/ч по дорогам и 30 миль/ч  вне дорог. Был выбран дизельный двигатель, а не газотурбинный, из-за чрезмерных объёмных требований и расхода топлива газотурбинного двигателя. Замена газотурбинного двигателя дала возможность разработчикам сделать выход из кормы машины.

Машина ХМ-4 обеспечивает непревзойдённую обзорность пехоте, находящейся в машине, и экипажу. Недорогая телевизионная технология позволяет членам экипажа и пехотинцам получать превосходные гибкие изображения при действии с закрытыми люками. Имеющиеся дополнительные варианты, использующие эту технологию, включают входящие в состав приборы ночного видения и даже тепловизионные приборы. И наконец, запасные смотровые приборы позволяют пехоте, находящейся в машине, вести круговой обзор (на 3600).

Машина ХМ-4 имеет возможность полной перекомпоновки для миссий гуманитарной помощи, участия в конфликтах малой и высокой интенсивности (рис. 3,4 и 5). Она примерно на 75 процентов  совместима с танком М-1А1. Составные части шасси полностью взаимозаменяемые. (Двигатель является главным претендентом на установку в перспективной амфибийной десантной машине морской пехоты США.)

 

 

Рис.3. Компоновка машины ХМ-4 для миссии гуманитарной помощи:
           1 - автоматический гранатомёт Мк - 19 снят;
2 - палаточное  имущество; 3 - 7,62 -мм пулемёт снят; 4 - верх-
ние люки открыты; 5- продовольствие, вода, медицинское
 имущество; 6 - модули PDS  сняты

 

 

Рис.3. Компоновка машины ХМ-4 для миссии гуманитарной помощи:

1 - автоматический гранатомёт Мк - 19 снят; 2 - палаточное  имущество; 3 - 7,62 -мм пулемёт снят; 4 - верхние люки открыты; 5- продовольствие, вода, медицинское имущество; 6 - модули PDS  сняты

 

Рис.4. Компоновка машины Хм-4 для участия в конфликте малой
интенсивности: 1- автоматический гранатомёт Мк-19 снят;
2 - 7,62 - мм пулемёты в вынесенных установках; 3- верхние

 

Рис.4. Компоновка машины Хм-4 для участия в конфликте малой интенсивности: 1- автоматический гранатомёт Мк-19 снят;

2 - 7,62 - мм пулемёты в вынесенных установках; 3- верхние люки открыты; 4 - модули  PDS сняты

 

Рис. 5. Компоновка машины ХМ-4 для участия в конфликтах высокой интенсивности: 1- автоматический гранатомёт Мк-19; 2- 7,62-мм пулемёты в вынесенных установках; 3- модули PDS: ориентирование на большой угол; 4 - люки экипажа закрыты; 5- модули PDS: ориентирование назад; 6- модули PDS: боковое ориентирование; 7 - модули PDS: переднее ориентирование

 

 

Рис. 5. Компоновка машины ХМ-4 для участия в конфликтах высокой интенсивности: 1- автоматический гранатомёт Мк-19; 2- 7,62-мм пулемёты в вынесенных установках;

3- модули PDS: ориентирование на большой угол; 4 - люки экипажа закрыты; 5- модули PDS: ориентирование назад; 6- модули PDS: боковое ориентирование; 7 - модули PDS: переднее ориентирование


 

Рис.6. Тактическая гибкость машины ХМ-4 по сравнению с тактической гибкостью БМП М-2 “Брэдли”: главное направление возможных действий противника

 

 

Рис.6. Тактическая гибкость машины ХМ-4 по сравнению с тактической гибкостью БМП М-2 “Брэдли”: главное направление возможных действий противника

 

 

Тактическое воздействие машины ХМ-4

 

Хотя конструкция ХМ-4 приспособлена к любым возможным действиям противника, наибольшая её эффективность достигается, в обстановке высокой интенсивности ( а также во время пиков высокой интенсивности в других вариантах обстановки). Основные дебаты, касающиеся обычных БМП, концентрируются на пункте рубежа спешивания пехотного отделения, находящегося в машине, который необходим машине, уязвимой для противотанковых средств. Необходимости в таких дебатах в случае машины ХМ-4 больше не существует - пехотное отделение спешивается на рубеже, вскоре после того, как противник в районе сопротивления подавлен противопехотными устройствами PDS.

С  точки зрения боевой эффективности, преимущества машины ХМ-4 поразительны. На большой дальности машина почти недоступна обычным противотанковым средствам. На малой дальности (сфера действия хорошо подготовленных солдат, которые владеют современными переносными противотанковыми системами) противник встречается с градом осколков от устройств типа “Клеймор”, детонируемых с неравномерными интервалами, когда машина ХМ-4 прокладывает путь к цели. В психологическом отношении, эффект опустошающий; даже лучшая пехота противника не будет противостоять броне, которая, по её мнению, не может быть поражена.

Тактическая гибкость, которую обеспечивает машина ХМ-4, является такой же поразительной, когда машина действует вместе с основным боевым танком, так как она имеет эквивалентную защиту. Тяжелобронированные БМП, такие как машина ХМ-4, могут сопровождать основные боевые танки на главном направлении возможных  действий противника (рис.6). Обычные БМП не могут обеспечить эту защиту без чрезмерного риска. Взамен в доктрине США имеются БМП М-2 “Брэдли”, передвигающиеся под защитой танков М-1А1, которые они предположительно поддерживают. Хуже того, если обычные БМП пытаются обеспечить безопасность главного направления возможных действий противника, пехотное отделение перестаёт обеспечивать защиту своей БМП. Парадоксально, современные БМП могут обеспечивать дополнительные противотанковые возможности в таком варианте, но относительно мало используются в этой роли для подавления пехоты противника.

К сожалению, организационные соображения и бюджетные ограничения, вероятно, исключат разработку БМП ХМ-4 в больших количествах. БМП “Брэдли”, которой в значительной степени не хватает гибкости машины ХМ-4, все же обладает существенными возможностями во всех обстановках, кроме действий самой высокой интенсивности. Кроме того, большой парк БМП “Брэдли” является относительно новым и представляет огромное инвестирование финансовое и в отношении тылового обеспечения.

Потенциальное включение БМП ХМ-4 в структуру тяжёлой дивизии может допускать выделение одного из батальонов, оснащённых БМП “Брэдли”, в штатный батальон RIFV и переоснащение его БМП ХМ-4. В   других механизированных батальонах дивизии будут сохранены БМП М-2. Батальон RIFV будет выполнять  штурмовые задачи, действуя с одним (или более) танковым батальоном для совершения прорывов и усиления обороны по необходимости. Батальоны, оснащённые БМП “Брэдли” будут использоваться в тактических и оперативных целях, а также обеспечивать необходимую поддержку боевых действий в тыловых районах.

Разработка и закупка БМП ХМ-4 извлекут выгоду из унификации имеющихся элементов, но расходы, связанные с разработкой такой машины, будут значительными. Главными составляющими расходов будут объединение дизельной силовой установки, изменение конструкции внутренней части машины, разработка кормового выхода и объединение модульной системы       25- мм орудия.

Расходы, можно ожидать, приблизятся к стоимости обычного танка М-1А1, хотя, вероятно, не достигнут стоимости танка М-1А2. При наличии текущего и планируемого бюджетного климата кажется неразумно в настоящее время ожидать полного перехода от БМП “Брэдли” к конструкции ХМ-4. К счастью, организационные соображения, упомянутые ранее, не указывают на такое требование. Ограниченное количество RIFV  ХМ-4, сконцентрированное в батальонах дивизии, обеспечит требуемые возможности без чрезмерных затрат.

Самым важным аспектом требований к БМП, разработанных в этом исследовании, вероятно, является то, что оно началось без предвзятых мнений или предварительных условий. Во-первых, превосходство тактических, а не технических, требований было установлено на начальном этапе, что позволило конструкции исходить из твёрдой концептуальной перспективы. Использование имеющихся организаций и лиц с боевым опытом позволило улучшать свойства системы без помех со стороны различных конкурирующих технологий. Наконец, когда требования  к системе были твердо и правильно установлены, можно было анализировать имеющиеся технологии. Результатом этого процесса (концептуальная БМП ХМ-4 ) является боевая машина пехоты, обладающая самой лучшей живучестью и боевой гибкостью в мире.


 

   Gregory  A. Pickell

   Designing  The Next Infantry

   Fighting  Vehicle.

   Infantry, July - August 1996

 

 

 

 

 












 



ГЛАВНАЯ НА ВООРУЖЕНИИ ПЕРСПЕКТИВНЫЕ
РАЗРАБОТКИ
ОГНЕВАЯ МОЩЬ
ЗАЩИТА ПОДВИЖНОСТЬ 

ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ МАТЕРИАЛЫ  БИБЛИОТЕКА ФОТООБЗОРЫ